Читать «Ложь Посполита»

0
пока нет оценок

Армен Сумбатович Гаспарян

Ложь Посполита 

Предисловие. Главные русофобы в мире

Поляки издавна питают к России негативные эмоции. Русофобия, активно поддерживаемая польскими политиками и общественными деятелями, дает свои плоды. «Революция достоинства» на Украине, последовавшее за этим возвращение Крыма в состав Российской Федерации и война на Донбассе укрепили польских обывателей в мысли, что наша страна обязательно нападет, закабалит и уничтожит их замечательное государство. Не так давно был проведен опрос общественного мнения, который показал, что подавляющее большинство поляков негативно относятся к России, россиянам и Путину. И если до 2014 года отрицательно относились к России 54 % жителей Польши, то за последнее время цифра увеличилась до 81 %. Восемьдесят шесть процентов поляков крайне негативно относятся к российскому президенту. Доверяют Владимиру Владимировичу только 8 %. Положительные эмоции при слове «Россия» или «русские» испытывает всего ничего — порядка 12 % поляков.

Подобный рост боязни России и русского мы наблюдали еще, пожалуй, в Соединенных Штатах Америки — начиная с ноября 2016 года, когда Трамп победил на президентских выборах.

Что это означает? Не надо думать, что раньше наши отношения были идеальными и только события 2014 года их разрушили. На самом деле на протяжении последних 100 лет польское государство делало все возможное для того, чтобы воспитать в своих гражданах ненависть к России. Да, был определенный период, когда Польша входила в социалистический лагерь, и тогда эти настроения не поддерживались на государственном уровне. Но это не означает, что их не было в самом польском обществе. В ХХ веке много чего произошло: и советско-польская война, и трагедия в Катыни, и попытка реализовать план «Прометей», целью которого было уничтожение СССР, разделение его на части по национальному признаку. Все это и стало фундаментом для нынешней антироссийской и откровенно русофобской истерии в обществе.

Удивительно, но сами поляки с гордостью называют себя главными русофобами в мире. И надо признать, что на этом направлении они добились грандиозных успехов. Едва ли найдется сегодня государство, которое с такой последовательностью, с такой нескрываемой ненавистью боролось бы против всего русского, как это делают поляки.

О некоторых эпизодах этой борьбы я и расскажу на страницах этой книги. К сожалению, многие из нас до сих пор продолжают искренне верить в постулаты времен советского агитпропа — о нерушимом братстве и дружбе народов. Именно поэтому каждая новая русофобская выходка Варшавы вызывает у нас столько огорчения и непонимания. Мы долгие годы молчали об очень многих событиях. И совершенно напрасно, потому что наше молчание воспринималось как слабость. А поляки этим, разумеется, активнейшим образом пользовались.

Я вовсе не хочу, чтобы у читателей возникли какие-то антипольские настроения. Моя цель — рассказать о том, о чем мы не очень любим говорить вслух. Чтобы все понимали, почему Польша позиционирует себя как главного русофоба в мире. Надеюсь, что факты, которые я приведу на страницах этой книги, заставят вас о многом задуматься. И когда последует очередное гнусное польское заявление, вы уже будете понимать, что послужило его основой и откуда пошла польская русофобия.

Я очень благодарен читателям моего «Твиттера», которые помогли мне в работе над книгой, подсказали важные темы и обозначали те факты, на которые обязательно нужно обратить внимание.

Глава 1. Что стало с пленными красноармейцами в 1920 году?

Сегодня, наверное, нет такого человека, который бы никогда не слышал слово «концлагерь», ни когда не видел страшных фотографий, ужасающих кадров кинохроники времен Второй мировой войны и не представляет себе, что такое концлагерь. Но мало кто слышал о том, что наши с вами прадеды узнали слово «концлагерь» за 20 лет до трагических событий Великой Отечественной войны.

…В самом центре Польши расположен городок Тухоля. Небольшой цементный заводик, лес. Имеется своя мусорная свалка. Жители городка даже не подозревают о том, что эта самая мусорная свалка организована на месте, где погибли тысячи русских солдат и командиров: именно там располагался печально знаменитый концентрационный лагерь, ставший символом уничтожения красно армейцев в самом начале 20-х годов прошлого века.

Возникает закономерный вопрос: как они там оказались? И почему об этом так редко говорят?

В европейской повестке исторических вопросов этого эпизода вообще нет. Как это ни прискорбно прозвучит, не обсуждается он и в нашем обществе.

Вообще, в общественном мнении все наше взаимоотношение с Польшей ограничивается 1930-ми годами: договор о ненападении между Советским Союзом и Германией, потом Катынское дело. Лишь очень немногие знают о плане «Прометей» и слышали о судьбе красноармейцев, попавших в польский плен.

Давайте разбираться.

Апрель 1920 года. Начинается советско-польская война. Красная армия с 90 тысячами штыков и сабель сражалась против 80 тысяч польских штыков и сабель. Конечно, сегодня мы все оцениваем по меркам Великой Отечественной войны. А по реалиям 1940-х годов группировка в 80–90 тысяч человек — не самые большие военные формирования. Но в 1920-х это была очень серьезная сила. В кругах русской эмиграции, например, достаточно долго бытовала точка зрения, что для победы над большевиками Антону Ивановичу Деникину не хватило сущей мелочи — 25 тысяч штыков и сабель.

25 апреля 1920 года поляки заняли Киев, и, разумеется, должен был последовать ответ со стороны РСФСР. Западный фронт под командованием Тухачевского начал наступление на Варшаву, заставив противника заняться перегруппировкой сил. Все было бы, в общем, хорошо, если бы не одна печальная деталь. Наступление было крайне плохо подготовлено. Нам удалось, конечно, достичь определенных успехов: взяли Минск, Вильно. Но Тухачевский не учел массу нюансов, которые в дальнейшем негативно скажутся на всей кампании и закономерно приведут к ее провалу.

Британский министр иностранных дел лорд Керзон в ноте наркому иностранных дел Чичерину предлагает остановить продвижение РККА на линии Гродно — Брест, или, как ее стали называть, линии Керзона. Москва категорически отвергла предложение Лондона, настаивая на необходимости прямых переговоров с Польшей.

Параллельно продолжалось наступление на Варшаву — Львов, хотя два человека категорически возражали против этого. Первым был народный комиссар по военным и морским делам Лев Троцкий, второй — член Реввоенсовета Юго-Западного фронта Иосиф Сталин. Оба этих всем известных политика указывали на то, что наступление не готово и необходимо действовать иначе. Но Тухачевский в свойственной ему манере критику слушать не захотел. Ему казалось, что победа близка, одним серьезным ударом он сокрушит польское панство и станет самым великим красным полководцем… Тухачевский вообще считал себя этаким Бонапартом — неслучайно многие, причем не только в Советском Союзе, но и в русской эмиграции, называли его Красным Наполеоном.

По мере продвижения к Висле сопротивление поляков возрастало. И хотя

Тема
Добавить цитату