Читать «День, когда я упала в сказку»

0
пока нет оценок

Бен Миллер

День, когда я упала в сказку

Посвящается моим родителям,

Мику и Мэрион Миллерам,

привившим мне любовь к чтению.


Пролог

Он появился внезапно – холмик свежей земли размером с кочку у кротовой норы, в самом центре пустыря.

Только это был необычный холмик.

Никто не видел, как он возник. Стояла глубокая ночь, и бушевала гроза, так что все жители деревни спокойно спали в постелях за закрытыми ставнями, укрывшись своими электроодеялами.

А пока они спали, холмик начал расти. И пока завывал ветер и хлестал дождь, он становился всё больше. Холм поднимался всё выше и выше, пока не стал размером с огромный стог сена.

В небе сверкали молнии, по всей округе гремел гром. Земляной холм зашатался, его макушка задрожала, и вдруг из неё вырвался блестящий, как глазурь, белый флагшток!

Этот флагшток поднимался всё выше и выше, устремляясь ввысь, словно бобовый стебель, как бывает в сказках. И стоило ему вытянуться во весь рост, он замер, а потом тоже начал дрожать и трястись. Потому что флагшток был только началом.

По всему пустырю пошли трещины, земля вздыбилась и стала расползаться, и из глубины начало подниматься что-то огромное.

Крыша. Громадная алюминиевая крыша! Она вздымалась всё выше, потому что снизу её выталкивали шлакоблочные стены. Земля разверзлась, и, будто проснувшийся великан, всё здание стало подниматься. Балки устроились в пазах, дверные рамы приладились в проёмах, стёкла нашли свои канавки. Как только всё встало на своё место, здание застыло.



Дождь по-прежнему хлестал, дочиста отмывая всё вокруг.

Потом тяжёлые серые тучи разошлись, и полная луна заблестела, как монетка. Ветер стих, дождь кончился.

В поле неподалёку закукарекал петух. Наступило утро, бледное низкое небо над долиной посветлело и засияло голубым. Вскоре первые солнечные лучи заиграли по всё ещё спящей деревне. А у подножия холма, прямо посередине пустыря, там, где всё началось с холмика размером с кочку у кротовой норы, стоял новенький супермаркет.

Подул ветерок, и на вершине флагштока развевался бордово-золотой флаг. На нём было написано только одно слово.

«Гримм».


Глава 1

Лане было скучно. Дождь наконец кончился, но ей не с кем было играть.

Обычно её старший брат Харрисон придумывал замечательные игры – в рыцарей Круглого стола, например, или в солдат и зомби. Но с тех пор как Харрисон перешёл в среднюю школу, он изменился. Он стал серьёзным. Даже на каникулах он только и делал, что сидел у себя в спальне и занимался.

После завтрака, когда Лана постучалась к нему, чтобы спросить, не хочет ли он поиграть в домике на дереве, мальчик, не говоря ни слова, закрыл дверь у неё перед носом.

И вот теперь, десять минут спустя, она пошла узнать, не передумал ли он, и обнаружила на двери табличку с надписью:

ДЕЛАЮ ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ДОМАШНЕЕ ЗАДАНИЕ.

ПРОСЬБА НЕ БЕСПОКОИТЬ.

«Наверняка это предназначено родителям, – подумала Лана. – Могу поспорить: он втайне надеялся, что я опять попрошу его поиграть…»

На этот раз она решила не стучать и увидела, что Харрисон сидит за столом, уткнувшись в разложенные перед ним книги и бумаги.

– Ты не видела табличку? – спросил он, не глядя. – Чего тебе надо?

– Я просто хотела узнать, не хочешь ли ты поиграть…

Харрисон продолжал упорно не смотреть на сестру.

– Мы можем поиграть во что захочешь. В боксёров. В пиратов. В полицейских. Мне всё равно!

Харрисон вздохнул и отложил ручку. Он снял очки и потёр переносицу. Лана видела, что так делает их папа, и, конечно, Харрисон думал, что так он выглядит взрослым и важным.



– Лана, – сказал он, – у меня больше нет времени на игры. Ты знаешь, что такое озеро-старица?

Лана не знала.

– Это такое особое озеро, которое образуется, когда река становится слишком извилистой. Короче, я занят, мне надо всё о них прочитать.

– Может, потом? – предложила она.

– Вообще-то после озёр-стариц я должен учить про Архимеда.

Лана молча смотрела на старшего брата.

– Он из Древней Греции, – сказал Харрисон. – В принципе, он – первый учёный.

– Это интересно, – сказала Лана, хотя на самом деле подумала совсем другое. Она изо всех сил старалась не показать, что расстроилась. Не получилось.

Выражение лица у Харрисона смягчилось. Часть его тосковала по их приключениям.

Лана всегда с головой бросалась в любые игры. Мало кто из полицейских был так предан поддержанию закона и порядка и не многие зомби были так полны решимости разрушить человеческую цивилизацию, как его сестричка.

– Извини, – сказал он. – Мы скоро чем-нибудь займёмся. Обещаю.

Но Лана знала, что это неправда.

* * *

Пора было принимать решительные меры. Когда Лане нужно было взбодриться, она любила заглядывать в одно местечко: к туалетному столику, где её мама держала свои духи. На самом деле Лане не разрешали с ними играть, но во всех этих флаконах с их странными названиями и причудливыми формами таилось такое волшебство, что устоять было невозможно. Так что она пробралась в родительскую спальню и осмотрела всю коллекцию, разглядывая каждый пузырёк, пока её взгляд не остановился на высокой хрустальной бутылочке багрового цвета со словом Enchantment, написанным посередине затейливыми золотыми буквами. Она осторожно открыла крышечку и сделала глубокий вдох.

Вдруг совсем рядом раздался мамин голос:

– О, хвала небесам, дождь кончился!

Лана испугалась и, неловко закрывая крышечку, нечаянно брызнула духами в левый глаз.

– Ой! – вскрикнула она и уткнулась лицом в сгиб локтя.

Мама заглянула в проём двери. Она нахмурилась и понюхала воздух.

– Чем это пахнет? Это духи?

– Я ничего не чувствую, – сказала Лана и быстро спрятала флакон за спину. Глаз щипало, а слеза скатилась по левой щеке.

– Ты в порядке? – встревоженно спросила мама.

И Лану осенило: мама думает, что она расстроена.

– Харрисон со мной не играет, – сказала она, быстро изобразив грустное лицо.

Мама задумчиво кивнула.

– Я знаю, – сказала она. – Он переживает из-за экзаменов.

– Но почему? – спросила Лана. – У него только первый год средней школы. Экзамены будут через СТО лет!

– Он хочет подготовиться, – ответила мама с тревогой в голосе. – Ты же его знаешь.

– Я по нему скучаю.

– Ах, Лана! Мне так жаль! – Мама раскинула руки и крепко обняла Лану. Лана почувствовала, что у неё текут настоящие слёзы. – Твой брат взрослеет. Вот в чём дело.

Теперь, начав плакать, Лана обнаружила, что не может остановиться.

– Давай сходим куда-нибудь, взбодрим тебя, – твёрдо сказала мама, решив поднять дочке настроение. – Поедешь со мной в «Гримм»?

– Куда?

– О, это восхитительно! За одну ночь откуда ни возьмись на пустыре появился супермаркет! Я видела его утром на прогулке.

Лана разочарованно вздохнула.

– Сейчас школьные каникулы. Предполагается, что мы должны развлекаться. А супермаркеты – не развлечение.

– Перестань, – ответила мама. – Я куплю тебе подарок.

Лана оживилась.

– Какой подарок? Книгу?

Пусть она не может отправиться в весёлое приключение с Харрисоном, зато, если найдёт новую книгу, почитает о дальних странах или дерзких побегах.

– Да. Если хочешь. А сейчас я спущусь сказать твоему отцу, что мы уходим. Надеюсь, когда ты ко мне

Тема
Добавить цитату