Не то, чтобы в стольном граде Китеже приезжим вовсе не рады. Отнюдь. Рады. Если люди приличные. А то взялась из ниоткуда княгиня Волкова, а с нею купцы провинциальные, местных порядков не ведающие, князь проклятый, княжна, некогда княжичем бывшая, ведьмак и четыре десятка котиков, которых надобно пристроить в заботливые руки. И это не считая свеев-оборотней, барона с семейными проблемами и прочего, случайного или нет, люду. Вот и притихла столица. Приглядывается к гостям незваным, которые, только прибыли, а уже норовят подворье честной вдовы спалить, людоловов повесить, а людей достойных ввести в задумчивость и сомнения. В общем, никакого от них покоя. Понаехали тут! Вторая часть. Начало истории

«Венец, сделавшийся непомерно тяжелым. Выгнать бояр, что расселись по лавкам и подремывали под мерный голос чтеца. А тот, ирод проклятый, не спешил. Нет бы скоренько изложить суть да дело, так он разливается мыслею по древу… и главное, мысль эту государь-батюшка упустил. Вот как есть, упустил. Об чем он вовсе? О школах храмовых, которые он, Луциан, приказал открыть, дабы учить грамоте всех людей свободных, а буде на то желание хозяйское, и холопского сословия, но за плату. Школы – дело хорошее. Пусть там старший жрец недовольный был. Вона, пристроился в уголочке, оделся нарочито скромно, в рясу черную, из сукна, которым иной селянин побрезгует. Губенки поджал, на царя своего не смотрит. И боярство при нем. Чигиревы, Муховедовы. Медведев рядышком склонился, сгорбился, желая меньше стать, потому как неудобственно, что человек божий худ да сухопар, тогда как сам Медведев – чисто медведь, да еще в шубе. Но слушает, едва ль дыхание не затаивши. После челобитную составят очередную, тут и думать нечего. Станут рядиться, мол, дурная затея эти вот школы. На кой народу грамота? Писцы вон есть, чтоб составить прошение, коль нужда выйдет. Или кляузу какую. Или еще чего. А от излишнее грамоты повальное один только вред. Да и храмам тяжко. Храмы, они ж для иного придуманы… …магики тоже не радые. От них Ступенцов сидит. И явился ведь, не постеснялся государя-батюшки, в платье иноземном. Парика вздел. Лицо набелил. Срамота.»

Скачать книгу

Купить книгу

Отзывы
    Новый отзыв