2 страница
Тема
во временное жилище, на окраине Новосибирска. Живем мы тут уже неделю.

Со своим другом, Коляном, я потерял всяческую связь, его контакт вне зоны действия спутников, а это всего два варианта — либо он прячется в лесах, либо он погиб.

Чертовы зелоиды! Стукнул я по кухонному столу, испугав при этом Лизу.

— Илья… — прошептала она, взяв меня за руку.

— Лиз, я иду в армию. Если все будут сидеть и ждать… Это никогда не закончится! — сказал я и посмотрел на Лизу.

— Я тогда тоже…

— Нет! В тылу у тебя достаточно будет работы! Тем более, у тебя даже нейроинтерфейса нет.

— Хорошо, и когда пойдём? — не стала спорить жена.

— Завтра утром отправимся на призывной пункт. И не вздумай заполнять анкету на передовую! Я серьёзно! — сказал я и строго посмотрел на неё.

— Хорошо, не буду, — сказала она и обняла меня, садясь ко мне на колени.

Утром мы стояли у военного комиссариата, добровольцев было много, так что мы ждали своей очереди почти час. Это и не удивительно, половина города в руинах, столько погибших.

— По какому вопросу? — спросила меня на приемном пункте женщина в очках.

— Хочу поступить на службу, — сказал я.

— Заполняйте анкету и проходите в зал ожидания, вас вызовут, — сказала женщина, сканером отправив мне анкету на нейроинтерфейс.

За мной была Лиза, ей отправили анкету на планшет, свои смарт-очки она давно потеряла, во всей этой разрухе.

После отправки анкет мы стали ожидать вызова в распределение.

— Неплохо, тебя предварительно одобрили в аналитический отдел, по гражданке с контрактом, — улыбнулся я жене, читая электронный результат анкеты.

— А тебе что прислали? — спросила она меня, откладывая планшет в сумку.

— Полный игнор. Обычно довольно быстро присылают. Вон, почти все, кто в зале ожидания, знают, куда их назначили, — повертел я головой, рассматривая людей.

— Может, тебя не на передовую определят? — положила голову мне на плечо Лиза.

— Мне нужно оказаться на передовой… — пробормотал я.

— Нет! Не нужно! Если ты больше пользы принесешь в другом месте! — вспылила жена, а взгляды людей в зале направились на нас.

— Тише ты, давай только не здесь! — шикнул я на Лизу.

В это время из больших автоматических дверей в центре зала вышли трое военных. Командир и два солдата в кевларовой броне камуфляжного цвета, с автоматами на перевес. Они угрожающе двинулись в нашу сторону. Я уже ни на шутку напрягся. А когда они подошли именно к нам, пристально смотря на меня, я серьезно испугался за Лизу.

— Родин Илья Васильевич и Родина Елизавета Михайловна? — спросил командир, строго посмотрев на нас.

— Да, это мы. В чем собственно дело? — волнуясь, спросил я.

— Пройдемте с нами. Там вам все расскажут. Не волнуйтесь, это касается вашей дальнейшей работы, — сказал он, видя, что мы напряглись как сжатые пружины.

Нас повели на выход из комиссариата и посадили в бронированный здоровый внедорожник с автоматической плазменной турелью, которая датчиками проконтролировала наше приближение.

Пока мы ехали на другой конец города, я уже что только не нафантазировал. В конечном итоге, успокоил и себя и Лизу, которая уже откровенно начала дрожать.

Нас привезли ко входу в какой-то старый переоборудованный гражданский бункер. В начале века такие строили на случай ядерных атак, когда у нас были очень натянутые отношения с соединенными штатами.

— Прошу вас, идемте за мной, — сказал парень в военной форме, который уже ждал нас снаружи, когда мы остановились.

— Вы мне объясните, в чем дело? — спросил я по дороге, начав нервничать.

— Вам хотят предложить особую работу Илья Васильевич, подробностей я не знаю. Я сейчас вас веду к одному важному человеку, который все подробно вам объяснит, — сказал он, не останавливаясь.

— Но зачем здесь моя супруга? — недоумевающе спросил я.

— В основном, чтобы не возникло проблем с вами, но мы также можем её распределить на работу, отсюда, — улыбнулся парень с погонами старлея, по-моему.

— Понятно, — вопросов больше не было.

К этому времени, через подземный лифт и несколько коридоров мы дошли до больших дверей, моментально открывшихся к нашему приближению…

— О-о, вот он! Наш «индиго»! — мужчина в деловом костюме, расставив руки в стороны, поприветствовал меня.

— Что здесь происходит…

Темнота…


* * *


99.54 %…100 %… Готово.

Возобновлена генерация нанитов.

Текущая регенерация поврежденных участков организма.


* * *


Открыл глаза я под крики Каспера, но первые секунды не мог понять, кто такой Каспер.

— Админ! Админушка! — вопил у меня в голове искин.

— Да что ты орешь! Я не глухой! — рыкнул я ему про себя.

— Ну наконец-то! Я уже думал, ничего не получится! — радостно говорил он.

— Не получится что? Что здесь происходит? — закрыв глаза в кромешной тьме, спросил я, находясь в прострации.

— Твою черепушку ровно пополам разрезало! Причем крайне повезло, что не по горизонтали, иначе

Я прервал его:

— Стой! Как по полам?! Кто? — опять открыл я глаза, всматриваясь в темноту.

— Если бы я знал! Ты бы не помер! Анализатор не засёк ничего, по размеру больше насекомого! — возмущенно сказал Каспер!

В это время я привстал на чем-то мягком и сыром. Лапа, это была чья-то лапа! Активировал спичечную головку шарика света и ужаснулся! Я валялся на горе гниющих трупов! Причем реальная гора, здесь сотни разных млекопитающих, помимо людей.

И тут память прояснилась! Спуск на седьмой ярус. Пустота на шестом. Эткин! Где он?

— Каспер, врубай анализатор на полную! Нам нужен Эткин! — шепотом сказал я.

— Проверяю, — сказал он.

Через несколько минут, когда я на полную начал чувствовать смрад гниющих трупов.

— Рок! Архимага тут нет, может его сожрали? — сказал умник.

— И даже костей не оставили… Значит, нужно выбираться отсюда. Но каким образом ‒ непонятно… — начал я оглядываться по сторонам.

Свет нужно добавить, но если в этом районе кто-то есть, я привлеку внимание. Чего бы мне очень не хотелось.

— Отключи совсем свет. Двигаемся наощупь, анализатором. Я подключу его к твоему зрению! — с энтузиазмом начал Каспер.

— А если будет тот неизвестный, который рубанул нам голову? Ты с этим, что-то можешь сделать? — спросил я.

— Хм… Можно его попробовать определить с помощью потоков аномалии. Архимага было легко определить, потому что сам артефакт, воспроизводил много помех. Но тот тип не использовал артефакт, я бы тогда почувствовал возмущения фона. — хмыкнул Каспер.

— Ты можешь подключить мое зрение к анализатору в спектре аномалий? — нервно спросил я.

— Какой в этом смысл? Для тебя всё вокруг будет как каша из кривых… Хотя… Если снизить интенсивность и добавить несколько фильтров, из этого может что-то выйти! Ха! Сейчас сделаю! — облизнулся у меня в голове зубастик.

— И верни свой визуальный образ. Куда он делся? — добавил я.

— Куда-куда… Пока твоя тушка остывала и запускался протокол реанимирования, произошла куча ошибок системы. Откат настроек. Сейчас займусь, — ворчливо сказал он.

Да уж, было бы у меня пару килограмм нанитов, я бы восстановился за пару минут, я уже не говорю о том, что мою голову было бы не так легко пробить. Я, конечно, был бы не бессмертен, но риски сократились