Орден Архитекторов 4
Юрий Винокуров, Олег Сапфир
Чем выше поднимаешься, тем больше вызовов и мощнее враги. Но это делает мою жизнь только более интересной.

Читать «Параллели Зазеркалья»

0
пока нет оценок

Руслан Юрьев

Параллели Зазеркалья

© Юрьев Р., текст, 2021

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

От автора

В Афинах проживает большое количество бизнесменов, да и просто работников по найму из России, Украины и других стран бывшего Советского Союза. Некоторые из них очень и очень богаты. Представители именно этого сообщества стали главными героями романа.

Пусть читателя не смущает тот факт, что события в романе в основном происходят в Греции и во Франции, – персонажами все равно являются лица русского происхождения.

Зазеркалье

Я вновь обманывал себя,Искав извне твое отображенье,Которое ковром огняСкрывалось в мрачном потускненье.Сейчас я, в руки взяв перо,Вдохнув в себя горячий воздухХоть строчку из того огняПытаюсь вытянуть с тоскою.Она велит мне без концаВодить стрелою по бумаге,И я сейчас сижу без сна,Сгорая страстью не людскою.Во снах я видел образ твой,В мечтах я ощущал желанье,И вновь дрожащею рукойПускаю искры по тетради.Зачем являешься ты мне?Ведь странник я своей планеты.И в ней я проживаю сон такой,Извне ищу я созерцанье.Опять прильнула ты ко мне,Слаща тем страстным повтореньем,Когда увидел я тебяВ мечтах далекого забвенья.Я взбудоражился, привстал,Схватив виски в свои ладони,Подумав, чушь я отогнал,И поспешил писать в агонии.Ступеньки быстро пролетев,Зажег свечу, и на бумагеПишу я тот заветный свет,Который бликом стал в тумане.Я написал тут пару строкИ призадумался над нимиВ тиши ночной, где гром не впрок,Где рыскают ночами нимфы.О да, прекрасна ты во снах!В моих заветных воображеньях,Но, просыпаясь в этом мире,Тебя я вижу только там –В своем прекрасном отраженье.Когда ты вновь придешь ко мне,Взывая из прозрачной дали,Я не помчусь искать извне,Ведь ты в моем квадратном Зазеркалье.Руслан П. Юрьев

Пролог

И знаю я, мы оба станемГрустить в упругой тишине:Я по тебе – в глухом тумане,А ты заплачешь обо мне.С. Е.

Он посмотрел на серую воду. Побывать в Париже и не прокатиться по Сене?

Молодой парень поправил волосы правой рукой, осмотрелся и опять перевел взгляд на реку. Да, он учился в Париже уже почти год, но прокатиться на речном трамвайчике как-то не доводилось. Прогулка наверняка была бы впечатляющей. Еще бы! Столько достопримечательностей можно увидеть за небольшой промежуток времени, да к тому же с плавно покачивающейся палубы.

Осенний день был пасмурный, но возле билетной будочки толпились люди. Одни беззаботно болтали, дожидаясь своей очереди, другие протягивали мятые бумажки в окошко кассы. Чуть подальше был пришвартован прогулочный трамвайчик. Из громкоговорителей доносилась романтическая мелодия, предвещая незабываемую прогулку по столице. Время от времени музыка прерывалась сообщениями о том, сколько осталось до отправления.

Молодой студент опять поправил волосы, но на этот раз левой рукой. Затем тщательно порылся в кармане, как будто пытался найти там луидор. Пожалуй, стоит попробовать. Завтра он улетает домой, неплохо было бы прокатиться по знаменитой реке, да и цена была вполне приемлемой, так что он мог себе позволить.

– Чуть правее, чтобы было видно Эйфелеву башню, – послышался голос туриста, который, обнимая свою подругу, пытался вместить себя и спутницу в красивый кадр.

Студент почесал щеку, на которой пробивалась щетина. Затем вновь огляделся по сторонам.

– Пять минут! Через пять минут наш трамвайчик отходит, чтобы начать незабываемую прогулку по исторической части Парижа, – продолжал вещать голос из динамика.

Взгляд парня, неопределенно блуждающий по сторонам, наконец остановился на кассе. Очередная рука протянулась к окошку, обменивая деньги на билет. В воздухе можно было уловить слабый запах жареной кукурузы вперемешку с сыростью.

Прогулка и правда обещала быть интересной. От Эйфелевой башни, мимо острова Сите и обратно, к исходной точке. Можно полюбоваться красивыми памятниками, набережными, мостами и другими достопримечательностями. Он столько слышал об этом маршруте, но прокатиться по Сене как-то не получалось. Все его время было занято учебой и общением с друзьями, и, конечно, он побывал в Лувре. И вот сегодня он наконец решился насладиться Парижем с палубы речного трамвайчика.

Но более веской причиной – и он осознавал это в глубине души – было кое-что другое. Кое-что увиденное им, когда он смотрел на будочку, в которой продавались билеты. Именно это и побудило его подойти и протянуть в окошко руку.

– Один билет, s’il vous plait.

Купив билет, студент вскоре оказался на палубе. От близости воды стало прохладнее. Он приподнял воротник куртки, достал измятую пачку сигарет, закурил и вновь огляделся, в этот раз медленнее, как будто он выискивал что-то конкретное, словно хищник в джунглях Кении. Взгляд его на несколько секунд остановился в определенной точке, затем бегло скользнул дальше.

Пик Эйфелевой башни, казалось, стремился разрезать постепенно сгущающиеся тучи. Часть туристов ушли вниз, чтобы спрятаться от возможного дождя, однако большинство остались наверху, в открытой части; они непрерывно щелкали камерами и восхищенно переговаривались.

Трамвайчик задрожал – включился движок. Студент, стоявший на корме, увидел, как заклокотала вода. Отдали концы, и экскурсия началась. Из динамиков лилась негромкая мелодия саксофона, что было намного лучше назойливого голоса гида, бубнящего о красотах старого города. Докурив сигарету, студент бросил окурок в бурлящую воду и стал продвигаться к центру палубы.

– Excuse me, – произнес он, проходя мимо какого-то иностранного туриста, который снимал на видео прогулку.

Еще пара шагов – и студент оказался посередине левого борта. Трамвайчик проплывал мимо Лувра, и парень подумал, сколько же произведений искусства он в себя вмещает. Вспомнил таинственную улыбку Джоконды, вспомнил, почему-то, что Леонардо писал ее с применением техники сфумато, вспомнил, как много людей хотели посмотреть именно эту картину. Потом его мысли сменили вектор. Он едва заметно улыбнулся. Конечно, прогулка на трамвайчике по Сене – это прекрасно, но в глубине души он сознавал, что взойти на эту палубу его побудило кое-что другое. Зачем прятаться от своих желаний и страстей? Он еще раз улыбнулся и кинул беглый взгляд через плечо, задержав его в определенном направлении. Как бы невзначай, мимолетно…


Трамвайчик продолжал плыть вперед, оставляя за собой шлейф белой пены. Впереди показался мост, и снова защелкали камеры. Студент тоже вытащил свою компактную цифру. Все-таки завтра он улетает, стоит запечатлеть город с необычного ракурса. Сделав несколько снимков, он посмотрел на небо: да, так и есть, дождя не миновать. Он прожил в Париже достаточно долго, ознакомился со всеми сезонами года, и научился предсказывать погоду. По набережной прогуливались парочки, кто-то обнимался. Именно таким и представляют себе этот город туристы. Париж – уголок любви. Небольшие деревья, напоминающие ракитник, свешивали ветви на вымощенную камнем набережную. Вдалеке показался Notre Dame de Paris. Пассажиры как по команде направили свои камеры в сторону приближающегося собора. Он был безусловно красив! Так же считал и студент, видевший собор много раз до этого, но никогда со стороны Сены.

Сделав несколько снимков, он перевел камеру правее и ниже, по направлению к носовой части палубы, и нажал на zoom, увеличивая

Тема
Добавить цитату