Когда праведник лишается света посреди тёмной тропы, всё что ему остаётся — помнить.

Помнить о том, что любая тьма, даже самая непроглядная, всегда отступает перед лучами рассветного солнца.

«Снаружи властвовала вьюга. Налетевший порыв ветра швырнул в меня снегом и унёс в белёсую темноту чёрные хлопья сажи, подсвеченные изнутри угольками магии. Я пришёл в себя стоя на коленях, со связанными руками и выплясывающими перед глазами разноцветными пятнами. Примерно метровый круг натоптанной почвы отделял меня от обожжённой и воняющей глины, в которую превратилась задетая выбросом силы земля. Отовсюду шёл пар, искалеченные стены истекали чёрным гноем разлагающихся досок… Разбитую в щепки крышу наверняка разнесло на много метров вокруг, как, собственно, и большую часть стен. Вьюга с жадностью голодного зверя накинулась на окружающее пространство, погрузила мир во темноту и заглушила её воющим ветром. Даже я, со своей способностью к ночному зрению, был почти бессилен. Ибо хлещущий по лицу снег существенно затруднял видимость. Я слышал чужой крик и видел неясную фигуру, которой он принадлежал. Что-то утащило одного из южан в ночь и под прикрытием вьюги — убило. Визгливый крик оборвался много дальше того места, где он впервые потревожил воздух. Другие тоже кричали, но не всегда их голоса говорили о страхе и боли… гортанные команды доносились до меня сквозь вьюгу, и я понимал, что стоит поторопиться.»

Скачать книгу

Купить книгу

Отзывы
    Новый отзыв