Разве сожалеет о своей скорой смерти зверь, что замерзает в снегу? Разве печалится о конце своей жизни дерево, чей ствол гнет к земле ураган? Разве древние горы, изъеденные ветром, вздыхают о былом неприступном величии своих склонов? Нет, грустит о прошлом только человек.

Безразлично к чужим страданиям и радостям бесконечное море. Не прольет оно слез о исчезнувших в пучине островах, не будет вспоминать сгинувших во времени своих обитателей.

Нет, помнит прошлое только человек.

Только человек хранит бесполезную память о том, чего нет. Но пока люди помнят о тебе, разве можно сказать что дела твои, и жизнь твоя, да и ты сам, исчезли?

И потому, вечно может жить человек, что остался в сагах, которые поют у очагов мудрые скальды. Разве не стоит это всех богатств мира? Разве не стоит всего, что только есть на свете, вечная жизнь в сердцах людей, пришедших после тебя?

Но сага не тот товар, что можно купить. Ведь поют их только о тех, кто живет так, словно уже знает, что никогда не умрет.

«Клёнг, по прозвищу Большой Топор, с любовью погладил секиру, прислоненную к борту рядом с ним. Он часто называл её Старухой. Лучшие времена Старухи и правда были позади: секира несла на себе следы многочисленных столкновений. И если бы не трепетный уход и регулярный ремонт, то выбоины и зарубки сплошь покрыли бы её лезвие. По морскому обычаю, всё оружие на драккаре складывалось в специальный сундук, иначе морская вода могла испортить металл в считанные дни. Но для Клёнга сделали исключение. Во-первых, Клёнг был знаменитым воином и имел право на некоторые послабления. Во-вторых, на Старухе был хитрый кожаный чехол, который надёжно защищал оружие от влаги, но при этом легко снимался. И в-третьих, Клёнг был рулевой, что тоже давало некоторые права на странности. Но всё это не давало защиты от дружеских подначек, и даже провоцировало их.»

Скачать книгу

Купить книгу

Отзывы
    Новый отзыв