Жестокая игра. Смерть

Читать “Жестокая игра. Смерть”

3.95

Жестокая игра. Смерть

Павел Коршунов

Глава 1

Перенос персонажа Крэйбен в Ардхон-Файран…

Ошибка! Перенос из закрытой локации «Проклятые земли» ни в один из известных миров невозможен!

Код ошибки — № 29E85-18M34. Приоритет — A000!

Привязка к точке возрождения не обнаружена. Поиск ближайшей точки возрождения…

Ошибка! Возрождение в закрытой локации «Проклятые земли» невозможно!

Код ошибки — № 29E85-18M34. Приоритет — A010!

Поиск ближайшей точки возрождения в открытых локациях мира Нориа…

Ошибка! Барьер Илиана не проницаем, возрождение невозможно!

Код ошибки — № 29E85-18M34. Приоритет — B100!

«Как «непроницаемый», как «невозможно»?» — удивился я, с трудом успевая читать быстро сменяющие друг друга системные сообщения и какие-то непонятные коды ошибок…

Да, сперва я даже обрадовался, когда понял что в никакой странный и совершенно неизвестный мне мир Духов я не отправлюсь. Прочитав второе сообщение — обрадовался еще больше. Но теперь… Что-то мне резко погрустнело! С какого это перепугу я не могу возродиться там — за магическим барьером? Что за бред? Игровая система сошла с ума абсолютно и бесповоротно?

О, еще одно сообщение!

Изменение метрики мира невозможно, доступ закрыт.

Запрос доступа — № 01. Приоритет — AZ-1. Код доступа — PCA-21-00-21.

Загрузка…

«Ва-ау! Я действительно читаю системные логи!» — моему удивлению не было предела!

«Давай, давай, загружайся! — поторопил я игровую систему. — Чтобы не происходило, верни меня обратно!»

Но время ответа на некий «запрос доступа — № 01» затянулось. Прошло уже несколько минут, а может и часов. Хотя какое время! Тут вообще не понятно, сколько его сейчас и идет ли оно вообще. Что минута, что час, для меня все едино. И с каждым мгновением (или не мгновением?) тьма и бесконечная мертвая пустота, что окружали меня, начинали все сильнее и сильнее давить на сознание…

«Уж лучше беспамятство, чем понимание того, что ты висишь неизвестно где, неизвестно почему и ничего не можешь изменить!» — Чтобы не терять себя, я решил разговаривать хотя бы мысленно, а то так недолго и с ума сойти, так же как и эта проклятая виртуальная игра…

«Да твою же… — нецензурно выругался я. — Кто-нибудь! Ау-у-у!»…

«Сколько уже прошло? — спросил я незнамо кого. — Сколько я здесь? День? Два? Неделю?»…

«Кажется, я начинаю сходить с ума! — чуть не плача простонал я. — Мне чудятся какие-то странные разговоры множества разнообразных голосов. И по крайней мере два голоса мне кажутся очень знакомыми. Где-то я их уже слышал… Точно, вспомнил! Я слышал их тогда, в своей каюте на корабле. Когда уснул. Или это был не сон?»…

«Отец… Моего отца зовут… зовут… зовут Борислав! — с легкой паникой, наконец-то я с трудом, но вспомнил имя. — А девушку… девушку — Киера. Маму… маму… Нет, я вспомню! Я обязан вспомнить! — от испуга мой разум заметался по задворкам памяти, заглядывая в каждый потаенный уголок. — Зоиа! Да ее имя — Зоиа!»…

«Где я?… Где-е?» — устало спросил я.

Вот только кому я этот вопрос задал? Ах да, самому себе! Ведь кроме меня тут больше никого и нет.

«Игра, точно! — так же устало вспомнил я. — Это всего лишь виртуальная игра. Но почему я тут оказался?»

А этого я, увы, не помнил, но и сил искать новый ответ у меня уже не было, так что мой разум снова начал угасать, погружаясь в томительное и бессмысленное ожидание…

«Кто я?»

«Я… я… Крэйбен!»

«Нет! Это не мое настоящее имя!»

«Но как же меня тогда зовут?»

«Я… я не помню! Я вообще ничего не помню!»

«И даже не хочу вспоминать»…

Доступ — открыть.

Персонаж Крэйбен — возродить.

Память — заблокировать полностью, оставив только базовые и основные знания.

Все предметы и экипировку — уничтожить.

Установить постоянную точку возрождения — пещера Грок-13, подножье вулкана Виарон.

«Что все это значит? — очнулся мой (а кто я кстати?) разум из глубин небытия. — И почему здесь указано мое… имя, которое не настоящее имя?»

Возрождение персонажа через пять-четыре-три…

«Да кто ты вообще та…»

Два-один…
* * *
Отряд хорошо вооруженных всадников галопом промчался по дороге, оставляя за собой веер поднятых в воздух хлопьев пепла, что мягким ковром покрывали многие лиги вокруг, оседая на ветках редких уродливых деревьев, пожухлых кустарников и на самой, немало повидавшей за тысячи лет, земле.

— Принцесса, — обратился один из воинов к всаднику, из-под шлема которого ниже плеч опускалась длинная тугая коса огненно рыжих волос, — стоит ли оно того — так рисковать из-за оплошности вашего брата, вызвавшего недовольство Эль-Хора?

— Рил, не забывайся! — гневно воскликнула девушка. — Это для меня он Эль-Хор и отец! А для тебя — Владыка и император!

— Да, принцесса, — совершенно не раскаиваясь, согласился воин. — Но Виарон снова проснулся! И не сегодня, так завтра от вулкана пойдет к городу очередная волна викандов и их рогатых погонщиков. И не дай Эденис мы попадемся им на пути!

— Капитан Риэль! — излишне официальным тоном произнесла принцесса. — Мы успеем к вечеру вернуться обратно в Амрун-Эчад… — сделала она небольшую паузу и строгим тоном продолжила, — если не будем болтать всю дорогу по пустякам и поторопимся!

Недовольно покачав головой, воин пришпорил коня и, обогнав девушку, устремился вперед, к голове растянувшегося по дороге отряда. Спорить с этой вредной и заносчивой молодой особой было выше его сил. Но Характ уже давно нянчился с Айриль, помня ее еще мелким непоседливым ребенком, и с тех пор всегда беспрекословно исполнял обязанности личного телохранителя, по приказу владыки синримов. Вот и сейчас, узнав, что безбашенная девчонка собралась на выручку своему брату — Лаэндэлу, который с отрядом магов и воинов все еще не появился с кристаллами Тинта, решительно собралась в долгий и опасный путь! Даром, что принцесса и единственная дочь императора, зато решительности и настойчивости