Рай опьяняющих ощущений

Читать “Рай опьяняющих ощущений”

0

Кэтрин Манн

Рай опьяняющих ощущений

Пролог

— Должна признаться, я совершенно не интересуюсь футболом.

Заявление принцессы Эрики застало Джарвиса Рейно врасплох, учитывая, что последние четыре часа они провели в ВИП-зоне на стадионе Уэмбли, где через два месяца его команда будет играть предсезонный товарищеский матч.

У владельца новоорлеанской команды «Ураганы» было много гораздо более важных дел, чем развлекать королевскую персону — принцессу из холодной северной страны, сидящую рядом во время игры — футбольного матча с очень высокими ставками, который в этом полушарии назывался футболом. Игра, которую она не уважала независимо от того, какая страна играла. Не сексизмом ли с его стороны было предположить, что раз она отслужила в армии, то ей должен был понравиться и футбол? Он предполагал, что все военнослужащие интересуются спортом. Это не лишено логики, верно? Определенно, что под этой серой формой, украшенной золотыми галунами, скрывалось превосходное тренированное тело.

Однако игра ей действительно наскучила.

Джарвис и сам не очень интересовался соккером, он предпочитал американский футбол, но чертовски уважал его. Эти спортсмены были одними из лучших в мире. Его главной задачей на сегодняшний день было разведать стадион, чтобы понять, что следует учитывать его «Ураганам», когда они будут играть здесь в августе. Он поставил на кон свою деловую репутацию в команде, которой владел, — шаг, против которого были все его финансовые советники. Конечно, риски никто не отменял. Но Джарвис всегда принимал брошенный вызов. Отступать перед чем-то ему претило, и теперь его карьера была связана с успехом «Ураганов». Пресса всегда пристально следила за всеми его начинаниями, главным образом из-за его фамилии. Но после того, как он купил команду, давление стало совершенно невыносимым.

Предварительный осмотр объектов стадиона Уэмбли, по крайней мере, давал ему возможность получить столь желанную передышку от пристального внимания, так как фанатов американского футбола в Великобритании было крайне мало. Здесь он мог просто наслаждаться игрой вдали от камер, нацеленных ему прямо в лицо, и репортеров, кружащих вокруг, как стервятники.

Единственное, о чем он сожалел, — это что не смог посмотреть, как сегодня играли «Ураганы». В качестве главного тренера команды вместо себя он оставил одного из братьев. Другой брат вел команду на поле в качестве защитника. Спортивные обозреватели Соединенных Штатов недвусмысленно давали своим читателям понять, что он сделал колоссальную ошибку.

Игра фаворитов? Они очень плохо знали Рейно.

Его бы не выбрали, если бы он не был лучшим в своем деле. Джарвис просто не мог позволить себе вернуться из этой кампании на щите, потому что эта команда давала ему возможность найти свой собственный путь, стать больше чем просто еще один из семьи Рейно — семьи судоходных магнатов и звезд американского футбола.

Но чтобы преуспеть, он должен был играть и в политическую игру, строго следуя стратегии так, как если бы это была игра его команды на поле. Как владелец команды, он был лицом «Ураганов». Это означало, что ему придется быть любезным с принцессой снега и льда, которая даже не поняла, что команда, играющая на поле, не имеет к нему никакого отношения. Хотя, казалось, ее это вообще не волновало.

Растянувшись на белом кожаном диване, Джарвис перебросил из руки в руку кожаный мяч — символический подарок от координатора по связям с общественностью, который встретил его сегодня и проводил в ВИП-зону для просмотра матча. Теперь она постепенно пустела — лондонский клуб победил другую английскую команду в финале Кубка Англии.

— Вам не нравится мяч?

Она элегантно взмахнула рукой, пригладила светлые волосы, собранные в безупречный пучок.

— Нет, не так. Вероятно, мой английский не так хорош, как мне бы хотелось, — сказала она.

В ее речи был лишь легкий намек на акцент. Она была хорошо образована, говорила с интонацией, которую он находил сексуальной. Его мнение не изменило даже то, что женщина не заметила, что мяч, который был у него в руке, не имел ничего общего с тем, который гоняли по полю.

— Меня не интересует сама игра.

— В таком случае, со стороны вашего государства, это странный выбор — отправить вас на финальный матч в качестве представителя королевской семьи.

Черт, даже в форме она была слишком красива. Глядя на нее, он вспоминал о ее наследии — ее предки бились бок о бок с задирами-викингами… Но этой скандинавской принцессе приходилось молчаливо страдать в течение последних четырех часов. Однако Джарвис видел, как она уволила своего ассистента, и решил, что не станет играть в дипломата с этой ледяной принцессой.

— Итак, принцесса Эрика, вас сослали сюда в качестве наказания за какой-то проступок имперского масштаба?

И если да, то почему она не уходит сейчас, когда игра подошла к концу? Что ее держит здесь? Шампанское?

Но самое главное, почему он продолжает сидеть на месте, зная, что этим вечером ему предстоит лететь в Штаты?

— Прежде всего, я не правящий монарх.

Ее прозрачные голубые глаза были такими же холодными, как ее родной ледяной край. Она решительно отставила свой бокал.

— Последние сорок пять лет монархия в моей стране — не более чем формальность, к тому же я — самая младшая из пяти сестер. Ваш комментарий лишь подтверждает мою догадку о том, что вы подразумеваете, что, раз мне не нравится эта игра, я могу доставить вам неприятности. Думаете, я испорчена. Без обид, но у нас с вами просто разные интересы.

— Тогда зачем вы здесь?

Джарвис задал вопрос, понимая, что хочет знать больше, чем следует. На стадионе координатор по связям с общественностью лишь представил их друг другу, и Джарвис испытал непреодолимое желание узнать больше об этой интригующей, но такой сдержанной женщине.

— Моя мать не одобрила мой выбор, когда я заявила, что иду служить в армию. Конечно, если бы я была мужчиной, это было бы нечто само собой разумеющимся. Она обеспокоена тем, что я недостаточно часто выхожу в свет, ее тревожит то, что я не выйду замуж вовремя. Моя ценность зависит только от наличия будущих наследников и их количества. — Закатив глаза, она