Крылья колдуна

Читать “Крылья колдуна”

0
Всего 70 страниц (1000 слов на странице)

.

“Крылья колдуна” - Ярошинская Ольга

1.

То, что могила не простая, Тиль поняла сразу: в изголовье развесила алые гроздья старая кривая рябина, окруженная молодой порослью словно бабка внучатами, в ногах — осина. Церковь и старое кладбище в нескольких километрах отсюда, значит, хоронили даже не за оградой. Какой из этого можно сделать вывод?

— Тут кости ведьмы или колдуна, — сказала Тиль, осматривая едва намеченный холмик, заросший жухлой травой.

— У, — сказал Ульрих и вопросительно посмотрел в сторону серого джипа, припаркованного на обочине дороги.

— Надо копать, — подтвердила Тиль, запахнув плотнее плащ.

Осенняя морось осела на волосах, и они распушились от сырости. Заправив прядь за ухо, Тиль посмотрела на сизые тучи, набрякшие прямо над головой и грозящие пролиться полноценным дождем, и перевела взгляд на Ульриха, вынимающего из багажника лопату.

— Что бы я без тебя делала, — искренне сказала она.

Влага оседала бусинками на бугристой лысине тролля и, собираясь в капли, стекала по короткой красной шее за воротник стеганой куртки. Тиль мысленно сделала пометку — купить Ульриху новую куртку. Эта начала расползаться по швам, на локтях уже видны потертости.

Взрезав свалявшуюся траву, лопата вошла в землю до самого древка. Ульрих работал быстро и споро, холм рыжеватой грязи рос на глазах, а яма быстро углублялась.

— Землю с этой могилы использовали для порчи, — пояснила Тиль Ульриху. Вряд ли тролль понимал много, но ей иногда нравилось проговорить вслух то, о чем она думала, а при наличии собеседника, пусть и такого молчаливого, это не выглядело странно.

— У! — выдохнул Ульрих, отбрасывая лопатой очередную порцию грязи.

— Рецепт стандартный, но результат получился странный. Жертва обратилась в больницу с жалобами на острую боль в желудке, а потом ее вырвало древесными лягушками.

Ульрих перестал на мгновенье махать лопатой и посмотрел на Тиль крохотными глазками, едва виднеющимися из-под нависших надбровных дуг.

— Инцидент удалось замять, чтобы избежать внимания прессы. Жертва в порядке. Рыжая, фигуристая, такие вечно кому-то поперек горла, — вздохнула Тиль. — Но это ладно. Пострадала и та, что наводила порчу. Она не ведьма, нашла рецепт, оставшийся от прапрабабки, сгоревшей на кострах инквизиции. Могилу тоже отыскала по ее записям. Считается, что от неупокоенной души результат мощнее. Вот и получила.

— У?

— Чуму, — ответила Тиль. — Она выжила, но колдовать это ее отучит, надеюсь. В любом случае лучше сжечь эти кости, мало ли. Хватит нам одной вспышки бубонной чумы в Эйлентае.

Лопата звякнула о что-то металлическое, и Ульрих остановился. Тиль подошла к краю могилы, комья земли осыпались на крышку гроба, расчищенной троллем.

— Любопытно, — протянула Тиль, — железный гроб. Постой-ка!

Опершись на плечо тролля, она спрыгнула вниз. Стянув перчатку, вынула из кармана платок и протерла запирающий знак, выдавленный в металле — три петли, перетекающие друг в друга. Пробурчав что-то нечленораздельное, Ульрих подсадил Тиль наверх и продолжил работу.

— Ставлю на колдуна, — сказала Тиль, нетерпеливо притоптывая ногой в сапожке из светлой кожи, замаравшемся в грязи. — С ведьмами так не церемонились. Открывай же!

Будто нарочно, чтобы испытать ее терпение на прочность, Ульрих выбрался из раскопанной могилы, не спеша прошествовал к машине, достал из багажника лом и такой же прогулочной походкой вернулся назад. Ему пришлось повозиться: тролль пыхтел и мычал, но вскоре подцепил тяжелую крышку, и приржавевшее железо со скрежетом сдвинулось в сторону. Ульрих схватился за край пальцами и, оторвав крышку гроба, поднял ее на край могилы. Тиль запахнула лицо воротом плаща, готовясь к волне смрада, но запах оказался терпимым — воняло гнилыми тряпками и сыростью. От Ульриха, вспотевшего из-за махания лопатой, несло куда хуже, и Тиль мысленно ужаснулась перспективе возвращаться домой в одной машине с троллем. Разглядев картину, что открылась внизу, она отпустила воротник, а глаза ее расширились.

— Ух ты… — прошептала Тиль и снова спрыгнула вниз.

Ульрих попытался ее вытолкать, но она повелительно указала наверх ему, а сама присела у почерневшего иссохшего тела, обмотанного толстыми цепями.

— Бедняга был жив, когда его похоронили, — пробормотала она. — Ужасная смерть.

Тролль угрюмо молчал, глядя на нее сверху вниз.

— Мужчина. Видимых увечий нет. Одежда практически истлела, но, скорее всего, он занимал высокое положение в обществе.

Тиль осторожно прикоснулась к массивному серебряному перстню на хрупкой фаланге, оторвала уцелевший лоскуток обивки гроба и растерла его в пальцах — бархат.

— Неси цистерну, — приказала она Ульриху, топтавшемуся у края. — Останки на удивление хорошо сохранились, — заметила она вслух, хотя тролль скрылся из виду. — А ведь он лежит тут никак не меньше сотни лет.

Тиль аккуратно переместилась ближе к изголовью гроба. Стараясь не изгваздать светлый плащ, присела.

— Прикус слегка неправильный, нижние резцы кривые, — пробормотала она, склонившись над оскалившейся мумией. — Но зубы в отличном состоянии. Скорей всего, тебе не было и тридцати.

Взгляд ее переместился к ржавым цепям, опутывающим скелет.

— Боюсь, нам никогда не узнать, что ты натворил, — Тиль заглянула в пустые глазницы и прошептала. — Сейчас ты обретешь покой, колдун.

Тяжелые шаги Ульриха приближались, а Тиль все вглядывалась в черную глубину глазниц, будто пытаясь выведать последние секреты мертвеца, когда вдруг мумия дернулась, зубы клацнули у самой щеки. Взвизгнув, Тиль отшатнулась, запрыгнула наверх ловко, как белка.

— Он живой! — воскликнула она. — Живой!

— У? — Ульрих невозмутимо посмотрел на нее, держа в лапище цистерну с бензином.

Тиль осторожно подошла к краю могилы, посмотрела вниз.

Мумия едва заметно подергивалась, тяжелая цепь провалилась до позвоночника, сломав хрупкие нижние ребра.

Тиль жестом остановила тролля, судорожно пошарила в кармане плаща и вынула телефон.

— Шеф, у нас чэпэ, — выпалила она, дождавшись ответа. — Высылайте команду.

***

Она сидела в машине, когда послышался шум вертолетных лопастей. Хищная металлическая птица опустилась неподалеку, оранжевые фигурки людей поспешили вверх по холму. По крыше машины барабанил дождь, который все же вспорол брюхо тучи и теперь лил как из ведра, окна запотели от дыхания тролля. Тиль включила дворники, и они шустро заработали, смахивая воду с лобового стекла.

Два оранжевых человечка выпрыгнули из вертолета и потащили на холм носилки.

— Пристегнись, — сказала Тиль троллю, который сидел сзади. — Нам здесь больше нечего делать.

2.

Полтора года спустя

Роберт Тавриди сидел на стуле в кабинете мануального терапевта и чувствовал себя крайне неуютно. Стул был комфортным: мягкое сиденье, удобный наклон спинки. Освещение не раздражало глаза. На белых стенах в черных рамках фотографии, на которые хочется смотреть, хотя ничего там особенного нет: берег моря, по которому ходит толстая важная чайка, цветущий луг, солнце, встающее из-за гор.

Однако Роберта что-то терзало.

Он смотрел, как женщина-врач разминает