Искра в бушующем море

Читать “Искра в бушующем море”

0

Анна Пожарская

Искра в бушующем море


Глава первая

Вот он — последний ингредиент. Элла затаила дыхание. Поежилась. Тут, у Священных пещер, не было снега, но дул холодный ветер. Если верить рисункам в книгах, то перед ней тот самый Пестрый локон — цветок, который следует добавить последним в зелье для лечения безумия детей Повелителя неба.

Что там говорилось в рецепте? "Растение покажется магу, преодолевшему все преграды, готовому отдать свои силы и принести в жертву любовь". Чародейка усмехнулась: преграды были, конечно, но не так чтобы смертельные, отданные силы вскоре восстановятся, а любовь принесли в жертву без ее участия. Бывший жених вот-вот женится на другой. Терять нечего! Что там нужно, чтобы сорвать Пестрый локон? Разбудить бога? Сейчас поищем, где этот соня.

Элла внимательно посмотрела вокруг, но никого даже отдаленно напоминающего нужное существо не нашла. Опустилась перед растением на колени, в книгах полно иносказаний, так что богом может быть кто угодно. Наклонилась. Ничего! Только каменная крошка нещадно колет кожу сквозь платье и вязаный балахон. Чародейка завернула руку в плащ и потянулась к веткам колючего кустарника, на котором росли ярко желтые с кровавыми крапинками цветы. Добыть ингредиент не вышло, только руки исколола. Зло посмотрела на камень, из которого рос Пестрый локон, затем сорвала с ремешка на шее стекляшку с заготовленным заклинанием и, направив силу, жахнула ей по породе.

Глыба превратилась в горстку мелких камешков, куст накренился, и Элла легко вытащила его вместе с корнем. Ухмыльнулась и посмотрела по сторонам. Обойти написанное в книгах нельзя, где-то рядом бродит разбуженный бог. Осталось понять, чем это грозит.

Из камней выполз жук. Большой, с пол-ладони, коричневый с рогами и гладкими жесткими крыльями. Элла посмотрела на насекомое вторым зрением и не обнаружила за ним никакой силы. Улыбнулась и успокаивающе прошептала: "Спи приятель, снег не сошел, до тепла еще полтора лунных цикла ждать", но жук не послушался ее слов, он потер передними лапками и пополз по куче обломков.

Элла пожала плечами, потрясла куст, избавляя корни от мелких частиц, и сосредоточилась на выборе обратной дороги. Редко, но случается: потревожишь бога, а ничего не произойдет. Потерла рукой шею и обнаружила, что кристаллов с "домашними заготовками" на ремешке осталось всего ничего: одна стекляшка с запасом силы, одна с защитным заклинанием и еще одна на случай смертельной опасности. Спрятала добычу в торбу и ступила на одну из тропинок.

Жук неспешно сделал круг около того места, где рос Пестрый локон. Потер лапами и превратился в крысу. А потом изменился еще немного и еще, пока, наконец, не дошел до своих истинных размеров.

Близ выхода из Священных пещер, Элла услышала преследователя. Потянулась рукой к кристаллу с защитным заклинанием. Поздно! Мощная когтистая лапа саданула ее по спине, разрывая одежду и оставляя кровавые дорожки. Чародейка упала и спешно перевернулась лицом к врагу. Выпустила из стекляшки защитное заклинание и пошарила рукой в поисках выроненного посоха. Помощник из черного вяза отлетел шагов на пять. Рядом с ним стоял рогатый саблезубый красный медведь, оглушенный отпором жертвы.

Маг призвала второе зрение и на этот раз разглядела все. Встала на ноги. Вздохнула с облегчением. Если верить переплетениям нитей силы, перед ней не бог, а страж. Сильный. Опасный. Много чести для цветка, пусть необычного.

Медведь пришел в себя и прыгнул на жертву. Элла отскочила в сторону, хмыкнула и сорвала оставшиеся кристаллы с ремешка. В руке ее появился аркан из серой призрачной, будто сотканной из светящейся пыли, веревки. Она резво накинула петлю зверю на шею и потянула веревку на себя. Страж почувствовал жар ловушки и рванулся прочь. Запахло паленой шерстью. Чародейка запела заклинание. Закрыла глаза и представила себя веретеном, на которое наматывается чужая жизнь. Мгновение, и голос мага стал громче, ось закружилась в бешеном танце, страж взвизгнул и упал. Элла сделала глубокий вдох и резко дернула аркан. Голова медведя отделилась от тела и покатилась к ногам чародейки. Она перешагнула трофей, подняла посох и вернулась на тропинку.

Идти было тяжело. Мерзла спина, у левого ботинка оторвалась подошва, а сил привести одежду в порядок не осталось. Даже накопленное за все три года ученичества и то пришлось отдать, чтобы заполучить цветок. Каждый шаг давался с трудом. Элла присела на камень у дороги и устало прикрыла глаза. В лицо пахнуло гарью, поток теплого воздуха окутал тело. Большая тень быстро пробежала по земле. Элла испуганно подняла глаза к небу, но ничего не увидела. Показалось! Слишком много сил потратила, вот и мерещится. Она просидела бы так вечность, но вскоре с неба повалил мерзкий мокрый снег, и пришлось двигаться, чтобы не замерзнуть.

Отправилась в библиотеку наставника. Там, в выделенном ей закуточке, была мазь, помогающая заживлять раны. Осталось только придумать, как дотянуться до царапин на спине.

Элла сняла плащ и балахон, вымыла руки и намазалась там, где достала. Полегчало. Извлекла из торбы Пестрый локон, отрезала ножом три цветка и, как требовал рецепт, поместила их в емкость с предварительно сваренной субстанцией синего цвета. Спрятала зелье в темный шкаф. Через полный лунный цикл, когда лекарство будет готово, жидкость поменяет цвет на кроваво-красный.

Чародейка расстегнула теперь уже бесполезный шейный кожаный ремешок и тяжело вздохнула. Цветок достался дорого: мало того, что ее чаша опустела, так еще и канули в вечность двадцать шесть кристаллов с заклинаниями — все, что она умудрилась создать за три года учебы у Эскала. Элла верила, все не зря. Хотелось есть и спать, но сил добраться до дома не было. Чародейка уселась на табуретку, уткнулась носом в дубовую поверхность стола и решила немного прикорнуть. Вряд ли ее кто-то потревожит. Эскал так носится со свадьбой своего сына, Авара, что у него совершенно нет времени на ученицу. К тому же, обстоятельства, при которых расторгли помолвку Авара и Эллы, видимо, заставляют учителя чувствовать себя виноватым, и парочку последних лунных циклов, он старательно избегает несостоявшуюся сноху.

Как всегда в моменты бессилия, ей снился Кнут, первый учитель. Он ехидно улыбался и вещал основы Искусства: "Ты обладаешь
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(