3 страница из 90
Внизу толпа рыцарей Нераки, их оруженосцы и кони внимательно наблюдали за действиями гномов. Казалось, это была сцена осады, но осаждать было нечего. Ни один замок не притаился на этих жужжащих утесах. Пока они смотрели, катапульта выпустила в море пылающий камень. Сотни гномов прекратили свою работу, чтобы встать и поприветствовать его, но только застонали от разочарования, когда камень с громким всплеском упал в море в добрых полумиле от берега. Только рыцари, казалось, были довольны этим результатом, потому что все дружно закивали, похлопали друг друга по спине, засмеялись и указали на то место, где упал камень. Гномы вернулись к своим делам. Стучали молотки, храпели пилы, скрипели веревки, звенели зубила о камень.

“Похоже, все идет хорошо” - заметил более высокий гном, оглядывая хаотичную сцену.

“Действительно, - согласился его невысокий спутник. - Я подозреваю, что профессор уже почти закончил свои исследования.”

“Что они там делают?” спросил Кендер. - Испытывают новое оружие?”

“Не говори глупостей. Профессор изучает плавучесть очень больших горячих камней” - ответил более высокий гном, направляясь к палатке рыцарей.

- Добрый вечер, - сказал высокий гном Рыцарю, который остановил их у входа в шатер, когда стало ясно, что они собираются войти. - Мы пришли повидать сэра Вольхельма.”

Рыцарь с сомнением посмотрел на Кендера и остался стоять перед гномом, его рука в кольчуге твердо лежала на мече у бедра.

“Я Коммодор Бригг из Гильдии морских наук, - сказал высокий гном. “Мой соотечественник - штурман Снорк, тоже из Гильдии морских наук.”

Более низкорослый гном поклонился, заботливо хлопнув ладонью по карманам, из которых, скорее всего, выплеснется их содержимое. Кендер шагнул вперед и приветственно протянул свою маленькую загорелую руку.

- Это Размоус Пинчпокет, картограф и главный специалист по закупкам для первого рейса МНС "неуничтожимый", - сказал коммодор. Рыцарь уставился на руку Кендера так, словно это была змея, его пальцы судорожно сжимали рукоять меча.

- Как поживаете?- Спросил Размоус, придвигаясь ближе к Рыцарю и разглядывая большой кожаный мешочек у него на поясе.

Рыцарь осторожно отступил на песок и крепче сжал свой меч. “Что вам здесь нужно?- потребовал он ответа. “Уходите. Убирайтесь отсюда, пока я вас не арестовал... и не обыскал!- Это последнее замечание было адресовано кендеру, чья невинная улыбка превратилась в оскорбленную гримасу.

“Нас вызвали сюда, Сэр Рыцарь!- Рявкнул коммодор Бригг, подходя ближе и вынуждая рыцаря сделать еще один шаг назад.

“Конечно. Правильно. Рыцарь усмехнулся, наполовину обнажая меч.

- Сэр Морсед, кто это?- раздался гулкий басовитый голос из группы закованных в черные доспехи фигур под навесом.

“Какой-то гном, - ответил Рыцарь через плечо. - Утверждает, что он Коммодор Бригг.”

- Проводите его, пожалуйста.”

Самодовольная улыбка расплылась по лицу коммодора, раздвинув его белую бороду, как удар ножа.

“С ними Кендер, сэр” - предупредил рыцарь, все еще не убирая оружие в ножны.

Немедленного ответа не последовало, только какое-то бормотание и беспокойное шевеление среди обитателей палатки. Наконец баритон произнес: "Очень хорошо. Проводите их сюда.” В то же самое время большинство рыцарей и оруженосцев покинули шатер, многие из них тоже вели своих коней, как будто боялись, что Кендер найдет способ прикарманить боевого коня.

Таким образом, осталось всего несколько рыцарей, их кони образовали беспокойную стену между открытой задней стеной шатра и морем. Самый крупный и важный на вид рыцарь сидел на походном табурете за низким столом, на котором было разложено множество бумаг и свитков, таких, что даже самое кроткое сердце Кендера трепетало от жадного желания. Рыцарь рассеянно поглаживал свою густую черную бороду, углубившись в какие-то вычисления и делая пометки в потрепанной книге, лежащей у него на коленях. Рядом с ним стоял прилежный молодой рыцарь, одетый в длинную серую мантию и прижимавший к груди табличку, еще несколько человек слонялись по шатру, настороженно поглядывая на приближающегося Кендера, но продолжая свои разговоры, которые, казалось, касались в основном весовых коэффициентов, силы кручения, предельных скоростей и конических сечений плоскости.

Пространство под палаткой было устлано соломой и сильно пахло лошадьми, промасленной кожей и застарелым потом. Судя по скомканным одеялам, валявшимся по углам, рыцари находились здесь уже много дней. Большие холщовые рулоны, прикрепленные ремнями к нижней стороне карнизов навесов, вероятно, служили стенами, которые можно было опускать ночью, чтобы защитить от ветра и стихии.

“Это наполовину командный пункт, наполовину спальня и наполовину амбар, - недовольно пробормотал штурман Снорк, когда они вошли.

- Успокойтесь” - прошептал коммодор. Они остановились перед сэром Вольхельмом, и Коммодор Бригг низко поклонился, одной рукой подметая пол у его ног.

- Сэр Вольхельм, мои спутники и ... -”

Рыцарь нетерпеливым взмахом руки заставил его замолчать, а затем продолжил что-то писать в своей книге; губы коммодора сурово нахмурились, но он ничего не сказал. Штурман Снорк облизал зубы и прислушался к урчанию в животе: время обеда давно миновало. Осмотрев содержимое стола и не найдя ничего, кроме схем, барвинковые глаза Размоуса блуждали по внутренней части палатки, и на тонких линиях и морщинках его лица появилось скучающее выражение. Он рассеянно жевал коричневый кончик своего пучка волос и возился с вещами в своих мешочках. Наконец его взгляд остановился на одной из лошадей. Огромный черный зверь топал ногами и нервно фыркал, его единственный видимый красный глаз с тревогой смотрел на Кендера.

Без всякого предупреждения в палатку ворвался третий гном, подошел к столу и раздраженно вытряхнул его содержимое на пол. Он вытащил из-под