3 страница из 127

— Мортегар собирается вернуть свою жену, — сказала вдруг Авелла. — Очевидно же!

Лицо Лореотиса помрачнело.

— Ребёнок, ты совсем тронулся? Забудь! Она поступила мудро: ушла, чтоб не навести Орден на тебя. Это — всё, что можно сделать. Иногда люди уходят. Иногда уходят навсегда. Если не научишься оставлять прошлое в прошлом, не научишься и жить. Я думал, история с сестрой тебя чему-то научила.

— Научила, — кивнул я. — Не засыпать слишком крепко.

Прежде чем Лореотис ответил, я набросился на него. Завертел мечом на пределе сил. Интерфейс назойливо предлагал мне подключить Огненный ресурс. Я снова и снова посылал его в задницу. Мне нужно было научиться чему-то самостоятельно. Без магии.

Звенели мечи. Солнце клонилось к закату, отсвечивая багровым на стремительно движущихся клинках.

Лореотис совершил ошибку, попытавшись меня проткнуть. Должно быть, рассчитывал, что я опять повернусь, но одно из моих новых правил гласило: «Не повторяй один приём дважды в одном бою».

Я отбил удар в сторону, вывел соперника из равновесия и толкнул его плечом. Лореотис упал. Остриё моего меча замерло у его горла.

— Ты поддался, — не поверил я.

— Если хочешь — можешь прирезать. Я в этом идиотизме больше не участвую. Война с Орденом Убийц? Ха! — Он рукой оттолкнул меч и поднялся. — Иногда кажется, что ты растёшь, но как чего ляпнешь… Убийцы не сражаются. Они — убивают. Если ты им помешаешь, тебе в тумане воткнут под ребро нож невидимой рукой. Три месяца ты потратил впустую. Мои поздравления.

Лореотис направился в сторону крепости. Меч исчез в его руке, поглотился. Я свой тоже убрал и на несколько секунд закрыл глаза.

Земля. Ранг: 5. Текущая сила: 325. Пиковая сила — 600

Вода. Ранг: 2. Текущая сила: 100. Пиковая сила — 150

Мало. Так мало, что аж плакать хочется. Да хрен с ним, можно и заплакать — потренируюсь со слезами, тоже вода.

Огненный интерфейс я забросил давно. Никакой магии Огня. Не сейчас. Я замер на двенадцатом ранге, балансируя над пропастью. Какая цифра станет последней? Пятнадцать, как у Анемуруда? Двадцать? Сто?.. Я не знал, и никто не знал. Никто и не мог знать! Само моё существование с ног на голову переворачивало всю магическую концепцию этого мира.

Маг управляет стихией, ранг — это ограничитель, чтобы стихия не поглотила мага, замахнувшегося на многое. А во мне уже была стихия. Кто из нас кого поглотил в итоге — до сих пор большая загадка. И что означают мои ранги? Пожалуй, реальную силу, а не предел, за который лучше не выходить.

— Мортегар. — Авелла тронула меня за руку. — Я буду помогать.

— В чём? — Я уставился на неё.

— Во всём. Просто хочу, чтобы ты знал: если решишь драться с Убийцами — я буду с тобой.

Глядя в её синие доверчивые и беззаветно преданные глаза, я покачал головой:

— Нет. Только не ты.

И пошёл вслед за Лореотисом. Тот добрался до границы Ирмиса и, перешагнув её, исчез. Мне пока даже такого было не достичь — трансгрессия сквозь толщу земли без использования рун. Придётся идти пешком.

— Я могу быть полезной! — сказала Авелла, догнав меня.

— Знаю.

— Тогда почему?..

— Потому что если я потеряю и тебя, то просто сдохну.

— Фу, как некрасиво! — Авелла засмеялась; как и всегда, она всё, что ей не нравилось, представляла шуткой. — Надо говорить: «умру».

— Надо так надо, — пожал я плечами. — Умру.

С минуту шли молча. Потом Авелла негромко предложила полететь. Ей ранг позволял летать и даже брать «пассажиров».

Я колебался буквально секунду.

— Нет. Давай побежим.

— Ты когда-нибудь устаёшь? — изумилась Авелла.

— Устал месяца три назад. Давай!

Я рванул вперёд так, что ветер засвистел в ушах. Но всё равно расслышал, как сзади стучат по останкам Ирмиса башмачки Авеллы.


Глава 2

В академии мы с Авеллой распрощались, признав почётную беговую ничью. Я двинулся к себе в комнату, стараясь удерживать разум в боевом режиме.

После того, как сбежала Натсэ, я на многое в себе перестал закрывать глаза. Хорошо говорить «я такой, какой есть», пока всё в твоей жизни решают другие, а тебе остаётся лишь плыть по течению, пусть и довольно бурному. Но рано или поздно приходит время действовать вопреки, и тогда с удивлением замечаешь, сколько в тебе слабого и мерзкого. Как будто стоишь впервые в жизни перед зеркалом и думаешь: «Ну и урод…»

Я начал битву с собой на всех фронтах сразу. Я не хотел спокойно сидеть и ждать Натсэ с войны, с которой она может и не вернуться. Я точно знал, что не смогу стать сильным, но поверил, что ценой неимоверных усилий смогу научиться сильным быть. Или сломаюсь, пусть так. В конце концов, это моя жизнь, и у меня есть право делать с ней