2 страница из 69
того, я была очень и очень гордой.

В то время как первоклассная гейко – мастерица в создании атмосферы расслабленности и развлечения, я никогда особо не любила находиться в компании других людей.

Гейко-звезда никогда не может быть одна, а я всегда хотела принадлежать только самой себе.

Забавно, не правда ли? Такое чувство, будто я преднамеренно выбрала для себя самый тяжелый путь, чтобы день за днем преодолевать себя и свои собственные внутренние противоречия.

Вообще-то, если бы мне не пришлось жить в карюкаи, думаю, я стала бы буддийской монахиней. Или женщиной-полицейским.

Это тяжело объяснить, почему я все-таки приняла решение переселиться в карюкаи, когда была всего лишь маленькой девочкой.

Почему маленькая девочка, которая любит своих родителей, сама решает вдруг бросить их? Да, я сама выбрала для себя такой путь – изменить родителям и вступить на профессиональную дорожку.

Позвольте мне рассказать вам, как это случилось и, возможно, причины этого прояснятся по мере моего рассказа.

Оглядываясь назад на свою жизнь, я понимаю, что единственное время, когда я была действительно счастлива, это те дни, когда жила со своими родителями. Я чувствовала себя защищенной и свободной, несмотря на то что я была еще очень мала. Меня оставляли одну, и я могла заниматься всем, чем хотела. После того как в пятилетнем возрасте я покинула дом, мне больше никогда не удавалось остаться наедине с собой, и все свое время я посвящала тому, чтобы ублажать других людей. Все мои последующие радости и триумфы были испорчены двойственным отношением и мрачными, даже трагическими событиями, которые, к сожалению, стали частью меня.

Мои родители были сильно влюблены друг в друга. Это была интересная пара. Мой отец вырос в семье древних аристократов – феодалов, которые переживали тяжелые времена. Моя мать происходила из семьи пиратов, впоследствии ставших врачами и очень богатыми людьми. Отец был высокий и худой. Он был остроумным, активным и умным человеком, кроме того, очень строгим. Мать была полной его противоположностью: маленькая и пухлая, с симпатичным круглым личиком и большой грудью. Там, где мой отец проявлял твердость, мать была мягкой. Однако оба они умели утешать, объяснять и примирять. Его звали Шинезо Танакаминамото (Танакаминамото но Шинезо, если говорить по-японски), а ее звали Чие Акаматцу. Японские имена пишутся так же, как и западные (сначала имя, потом фамилия), за исключением исторических персонажей, у которых фамилия и имя пишутся в обратном порядке. Также, следуя японским нормам, существительные в японском языке не имеют формы множественного числа.

Наша династия была основана Фудзиварой но Каматари, человеком, заслужившим дворянский титул.

Династия Танакаминамото существовала на протяжении пятидесяти двух поколений.

Семья аристократов Фудзивара исторически имела позицию регентов императора. Во время царствования императора Сага, Фудзивара но Мотоми был присвоен титул дайтоку (высший титул министра суда при дворе, как было утверждено Сётоку Тайши). Он умер в 782 году. Его дочь, принцесса Танака, вышла замуж за императора Сага и родила принца, который был назван Сумеру и который стал восьмым в династии императорских наследников. Как наследник императора он получил имя Танакаминамото и стал независимым аристократом.

Минамото – это имя, которое и в наши дни могут носить исключительно аристократы. Итак, семья эта занимала различные высокие должности, включая судебных заседателей и официальных хранителей святынь и храмов. Танакаминамото служили императору более тысячи лет.

В середине XIX века в Японии произошли большие перемены. Военная диктатура, которая правила страной около шестисот пятидесяти лет, была свергнута, и император Мэйдзи стал главой правительства. Феодальная система была уничтожена, и Япония стала развиваться как современное государство. Возглавляемые императором, аристократы и интеллектуалы живо приступили к обсуждению будущего страны, и реформы посыпались одна за другой.

В это же время мой прадед, Танакаминамото но Сукейоши, тоже собрался изменить свою жизнь. Он устал от бесконечной междоусобной борьбы аристократии и хотел избавиться от тягостных обязательств, которые требовал от него занимаемый пост.

Император решил перенести столицу из Киото, где она была более тысячи лет, в Токио. Но моя семья пустила глубокие корни в том месте, где жила, и мой прадед не хотел уезжать. Как глава семьи он принял моментальное и категоричное решение отказаться от титула и присоединиться к разряду простых людей.

Император давил на него, чтобы тот оставил себе дворянское звание, но прадед гордо провозгласил, что он человек народа. Император настаивал, чтобы он оставил семье хотя бы имя. Это было единственным, что прадед согласился сделать. Сейчас в повседневной жизни семья использует укороченную форму фамилии – Танака.

Помимо потери официального статуса, решение моего прадеда стало катастрофой для финансового положения семьи. Отказ от титула, естественно, обозначал и потерю собственности, которая владельцам этого титула принадлежала. Семейная собственность охватывала обширную территорию северо-восточного Киото, от святыни Танака на юге до башни Ичидзёдзи на севере, площадью в тысячи акров.

Мой прадед и его потомки так никогда и не оправились от потери. Они не смогли обрести точку опоры в современной экономике и пребывали в благородной бедности, проживая накопленные запасы и культивируя свое выходящее из моды чувство превосходства над остальными. Некоторые из них стали настоящими экспертами в искусстве керамики.

Моя мать – член семьи Акаматцу. Когда-то ее предки были легендарными пиратами, промышлявшими в Японском море на торговом пути в Корею и Китай. Они накопили нечестным путем весьма приличное состояние и, к тому времени, когда родилась моя мать, были весьма богаты. Семья Акаматцу никогда не служила никакому даймё, они сами имели власть и собственность в Западной Японии. Имя Акаматцу было присвоено семье императором Готоба (1180-1239).

Во время своих странствий и приключений, вместе с приобретением различных иностранных предметов быта, семья получила обширные звания о медицинских травах и их приготовлении. Они стали целителями и доросли до того, что сделались врачами в клане Икеда, феодального барона Окаямы. Моя мать унаследовала способности к исцелению от своих предков и передала знания моему отцу.

Родители были людьми искусства. Отец получил диплом художественной школы и стал профессиональным художником по росписи текстиля для первоклассных кимоно и, кроме того, оценщиком фарфора.

Моя мать очень любила кимоно. Однажды, зайдя в магазин кимоно, она наткнулась на моего отца, который влюбился в нее с первого взгляда. Он настойчиво преследовал ее, но их социальное положение было настолько различным, что она считала их отношения невозможными. Трижды юноша просил ее руки, и трижды девушка ему отказывала. В конце концов она забеременела и, естественно, после этого вынуждена была принять предложение. Они поженились, родилась моя старшая сестра.

В это время дела моего отца шли превосходно, и он выручал большие деньги. Его производство получило высочайшую оценку, и каждый месяц он приносил домой хороший заработок. Однако