5 страница из 52
и погибла в сражение на педагогических полях.

— Не стоит, — тихо ответила я, но ребята силой отобрали у меня остатки ткани. Я уступила.

На душе стало как-то уныло, поэтому я пошла из комнаты. С детьми, которые носят за поясом настоящее оружие, мне не справиться. Нет, мне не было обидно. Просто, что эти мальчики видели в своей жизни? Их гладили? Целовали, обнимали? Возможно, была мама и, потеряв её, они стали такими необузданными.

— Всего хорошего, — попрощалась я.

— Куда пошла?! — возмутился Егор. — Гоша держи её!

Они опять накинулись на меня, рывком вернули в комнату, пригвоздив к стене.

— Герыч, надо договориться, — тихо сказал Георгий. — Хана нам, если узнают.

— Она точно ничего не скажет. Я знаю таких, их обзывают… интеллигентами.

Они посмеялись надо мной. А потом замерли, отступив на шаг назад.

В приоткрытую дверь стал доноситься грозный мужской голос, от которого у меня мурашки по коже бежали, и видимо не только у меня. Мальчики напротив втянули головы в плечи и ещё отступили.

— … я предупредил тебя, бл*дь! Если не закроешь свою контору, я весь город вырежу! И никто мне слова не скажет! Так что не вы*бывайся, с*ка! Сутки тебе срок! А лучше вообще свали с этого места со своей семьёй.

Дверь в комнату распахнулась, и я, вжавшись в стену, прижала к себе портфель. Испуганно покосилась на вошедшего, не сразу его узнала.

В джинсах и футболке, что обтягивала его атлетическую фигуру, Кристофор был великолепен. Мне всегда казалось, что такие мужчины бывают только на фото в интернете, а в жизни их не существует. Сильный, высокий и очень красивый. Наверно мне, со светло-русыми волосами, белой кожей и серо-зелёными глазами другой тип мужчины и не мог понравиться. Крис был таким диковинным, таким жарким и притягательным, хотелось заныть от удовольствия. Потянуться, прикоснуться. Отдаться, в конце концов. Но я не решилась. Что-то было здесь не так. Ведь я слышала, как он грубо говорил матом, ни разу не запнувшись. Он заика только со мной. Выдумал? Обманывает?

— В кабинет, — сухо скомандовал Крис, и мальчишки сорвались с места, выбежали из комнаты.

— Не надо с ними строго, — попросила я, поправив очки. — Они…

Они меня чуть не убили. Они издевались надо мной и оставили голой. Но я их прощаю, у мальчиков психологическая травма. А жаловаться не в моих принципах.

— Я д-думал, что ты п-придёшь п-позже, — тихо ответил Крис, как всегда, в моём присутствии хмурил болезненно брови, глядя себе под ноги.

— Мне ответили на звонок, я приехала, — тихо сказала я, чувствуя, что надо уходить. — Мне пора.

Я по стеночке хотела мышкой юркнуть к двери. Но наткнулась на его руку, которую он выставил, перегородив мне путь. Я смотрела на его запястье, окольцованное чёрным узором, на выделяющиеся вены под смуглой кожей.

— П-поговори, — произнёс Крис, не глядя мне в глаза. — Т-тебе п-плохо.

— Нет, всё в порядке, — соврала я, краснея. — Мальчики слишком боевые, но я постараюсь справиться…

На самом деле, я хотела сказать, что больше не приду, но ляпнула, пообещала.

— Я, — он тяжело вздохнул и посмотрел на меня.

Не могла понять, нравится ли мне что он смотрит в пол, ведь прямой взгляд его мрачных больших глаз меня пугал до дрожи в коленях. Тяжесть, что я ощущала не сглаживало даже печальное выражение его лица.

— Всё в порядке, мне пора.

— Нет. Я… я з-заикаюсь т-только при тебе, — выдохнул он. — В-волнуюсь.

— О, я такая волнительная?! — натянуто улыбнулась я.

А что если это правда? Две недели пустых отношений вполне оправданы. Мне нужно найти выход.

— Пиши, — вдруг осенило меня. — Давай, писать друг другу письма. Хотя бы познакомимся.

— Да, — он кивнул и улыбнулся.

И я поплыла. Я плыла от блаженства, что дарила белоснежная, ослепительная улыбка этого роскошного мужчины. Бесподобный, пленительный Кристофор.

— Т-твой номер? — он достал дорогой телефон в кожаном чехле, и я стала ему диктовать свой номер, упиваясь движением его пальцев, рассматривая татуировки, что в замысловатом узоре вырисовывались в бегущего чёрного волка.

— «Привет», — пришло сообщение.

— Привет, — облегчённо усмехнулась я. — Крис. Пожалуйста, не будь строг с мальчиками. Если у них нет родителей, то многое можно объяснить.

— «Не беспокойся. Останешься на обед?»

— О, нет, — мне надо ехать домой.

Некуда мне ехать было не нужно. Меня толком и не ждал никто. Но оставаться в его доме…таком шикарном было неудобно, неуютно и даже стыдно. И ещё здесь Марта, ослепительная блондинка.

— А Марта кто вам? — спросила и тут же пожалела. Срам какой! Ревную, напрашиваюсь. Но хотелось показать, что он мне небезразличен.

— «Приживалка», — пришёл ответ. — «Ждёт своего мужа, дождаться не может».

Конечно, я верю. Возможно такое, чтобы красивая женщина и красивый мужчина жили под одной крышей, и ничего между ними не было? Это потом выясню.

— «Ты придёшь завтра? Не бросай нас».

— Хорошо. Приеду, — сказала я вслух, и Крис наконец-то убрал свою руку. Мне сразу полегчало, не очень люблю, когда давят. Хватит мне бабушки с мамой.

Кристофор погладил пальцами моё лицо, заглядывая в глаза. Всё внутри меня сворачивалось от такой близости. В жар кидало и накрывало мучительным трепетом. А запах его просто с ума сводил. Неужели не поцелует?

Не поцеловал. Улыбнулся, тряхнул копной густых иссиня-чёрных волос и вышел из комнаты. Я разочарованно вздохнула и поплелась за ним, оставив клочья своей юбки в детской.

Шла до лестницы, смотрела в широкую спину, на его руки. Правильно, не надо целоваться, вначале выяснить требуется, не бандит ли он. Кем работает, как зарабатывает? И почему он так грозно угрожал кому-то?

Мы спустились в шикарный зал. Крис остановился, и чуть не налетела на него, почувствовала горячую руку на своём плече, что жгла сквозь свитер мою кожу.

— Марта!!! — заорал он, и я вросла от ужаса в пол. Вот это голос! До костей пробирал.

А рука продолжала гладить моё плечо.

Спотыкаясь и падая, из другого помещения вылетела
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(