Сумасшедший Вампир

Читать “Сумасшедший Вампир”

5
Всего 90 страниц (1000 слов на странице)

Пролог

— Холодно… божечки, как же холодно!

Костёр еле тлеет, никак не хочет разгораться — хворост влажный, только дымит и воняет, и ни крохи тепла! Одеяло промокло. Дурацкое дорогущее одеяло из тонкой шерсти. Дома на диване отличное, а здесь — бесполезная тряпка. Ссадина на лбу воспалилась, даже продезинфицировать нечем.

«Неужели я здесь и умру?!». Как же не хочется верить в это, как же стыдно признавать, что я сама дура! Что так глупо ошиблась, ведь знала же, знала! Но самонадеянно решила, что мне повезёт… Что теперь-то? Теперь уже ничего… Закутаться в мокрое одеяло, придвинуться к воняющему костру и просто попытаться дожить до утра. Мечтательница… Что от меня останется? Севший телефон, пара дорогих кроссовок и косточки… Больше ничего я из себя не представляю. Глупая молодая самонадеянная девка! Стыдно за это…

Ухнула сова, ночной ветер зашелестел кронами, нагоняя ужасу. Вот так наивная девица и встретилась лицом к лицу с реальностью, где вместо весёлых приключений, только холод, голод, сырая трава и одиночество. Если бы я знала, если бы я только знала, когда прыгала, что окажусь здесь?!

Всё равно бы прыгнула.


Побег

— Алло, да, пап, — буркнула в трубку, пытаясь спрятать телефон под шапку, чтобы холодный ветер не задувал в ухо. — Да, уже закончила. Хорошо! — обречённо выдохнула и резко остановилась на поребрике. — Ни шагу! Я здесь стою, возле кафе, Слава знает. Да, хорошо, пап! — чуть ли не слёзы брызнули, я ведь уже предвкушала, надеялась вырвать себе хоть несколько минут свободных! Самой, в одиночестве, пройтись по улице, подышать холодным мартовским воздухом, испачкать в грязи свои дорогущие сапоги, от которых нестерпимо болели пальцы.

Я сбросила вызов больше не в силах терпеть уже бессмысленные крики отца. Суть он высказал, а сейчас хотел просто проораться. Ну да, на кого ещё, как не на меня? Я ведь приёмная дочка, не родная, так что, почему нет? Пусть уже совершеннолетняя, в этом году университет заканчиваю, но не имею ни работы, ни навыков, ни особых каких-то контактов. Так что целиком и полностью зависима от родителей. Видимо, тупая.

Поправила тяжёлую сумку на плече. Больно оттягивает, но я привыкла. Потянула едва разошедшуюся молнию, чтобы мелкая морось не намочила корешок книги. Сама виновата в своей беспомощности. Вон, лежит в сумке. Да, признаю, вместо того, чтобы учиться и хоть как-то отвоёвывать свою независимость я с детства привыкла прятаться. Тогда — в чулане, сейчас — в книгах. Знаю, глупо, слабовольно, но я настолько ненавижу свою жизнь, что иначе просто не могу.

Мимо прошли однокурсники. Тоже возвращались с консультаций. Скоро диплом, надо готовиться.

Я подалась вперёд и улыбнулась:

— Наташка, привет! Хочешь, подвезу до Невского?

Светловолосая улыбчивая девушка, приостановилась и ответила:

— Ой, Даш, не нужно, я тут с ребятами… — было видно, что ей неловко. Она обернулась на уходящих спутников и бросила: — Пока! — и поспешила уйти.

Ну и ладно, я привыкла… И почти даже не обидно. До слёз не обидно! Но я, как всегда, спрятала их, и проводила компанию уверенной улыбкой человека, который слишком занят собственными делами, чтобы думать о них. Интересно, поняли? Может, успели увидеть, как глаза покраснели?

Я рывком натянула сползающую лямку сумки и переступила с ноги на ногу. Как же я ненавижу каблуки! И Слава задерживается. Хотя сейчас пробки, вечер всё-таки. Лиговский опять стоит, наверное, вот и опаздывает водитель. Ну и хорошо, что Наташа отказалась, а то вдруг бы согласилась и пришлось бы вместе стоять мёрзнуть — неудобно было бы.

Поглубже вдохнула холодеющий воздух. Скоро начнёт темнеть, если водитель задержится ещё на полчаса, я рискую простыть. Вот не позвонил бы отец, я бы могла спокойно пройтись, согреться заодно. Может, и ребята тогда бы перестали смотреть на меня с тщательно скрываемым презрением. Погуляла бы с ними хоть до остановки трамвая! Даже не каталась на таком ни разу…

Мимо, чуть не задев плечом, прошагал мужичок: широкая спина, оттянутые на заднице джинсы, шапочка, из-под которой, как ручки кастрюльки, выглядывают красные ушки. Уныло смерила его классическую фигуру и вздохнула, стараясь отвлечься от прозаичной реальности. Мужик сплюнул на асфальт, обдал меня клубом дыма и швырнул окурок на землю. Вот же ж гадость! Ну почему люди такие?

Я прижалась к стене, чтобы пропустить, если кто сзади. Хорошо, что пустынно. Стрельнула глазами туда-обратно. Лишь бы никто не увидел! И зачем я это делаю только? Мне что, больше всех надо? Воровато присела и двумя пальчиками подобрала ещё дымящийся окурок, потом резко встала и быстрым шагом пошла вперёд к мусорнику.

Почему вообще это я должна делать? Ну правда, кому это нужно? Мне? Или людям? Господи боже!.. Лишь бы только не увидел кто-нибудь!.. Мама убила бы за такое.

Брезгливо кинула бычок в урну, отёрла пальцы о пальто и вернулась к тому месту, где стояла. Вот что стоит самому это сделать? Люди такие люди… И как же жалко, что мне никогда не хватит смелости вот так же взять окурок, подойти к этому мужику и в бороду ему его запихать! Не смогу… Треклятая робость! Если бы не она, наверное, и родители бы меня больше уважали…

Задумалась и сама не заметила, как ноги понесли куда-то, неуёмные. И вдруг — резкий визг тормозов. Этот звук всегда заставлял меня нервничать. Крикнула женщина, где-то рядом заорала сигнализация, будто истеричная базарная баба. На миг мир замер, пошатнулся, мне показалось, что меня толкнули в спину. Так, слегка, очень деликатно, будто привлекая внимание. Сильного удара я не почувствовала, но, к своему удивлению, успела понять, что падаю, теряю сознание. На фоне затухающих звуков раздался знакомый гудок моей Ауди.

Очнулась на тротуаре, рядом был мой водитель Слава и какие-то незнакомые парень с девушкой неформального вида. Слава тряс у меня перед носом пузырёк с нашатырём, безуспешно пытаясь его откупорить. Увидев, что я открыла глаза, он с облегчением вздохнул, любопытные лица отпрянули, предварительно поставив меня на ноги.

Прежде немногословный водитель, сбивчиво и постоянно извиняясь, сказал, что я не