Земли за Башнями

Читать “Земли за Башнями”

5

Глава 1. Раб божий

– Ты мельче пыли с моих земель! Твоя жизнь принадлежит мне, и я не велю тебе убегать!

Но Ратибор продолжал бегство. Он нёсся сквозь чащу, раздвигая рогами ветви и толкаясь мощными копытами. Ратибор был из народа, который жители Драконова Царства называли минотаврами. Сам он величал себя туричем. Туричи славились выносливостью, но Ратибор бежал уже так долго, что едва не падал без сил. Он стремился к нужному месту пусть и ценой сведённых ног или лопнувшего сердца. Главное добежать, ведь по пятам следует Джовита – Бог Пяти Земель. Всемогущий знает, где находится Ратибор, читает его мысли и лезет в голову, приговаривая:

– Твои попытки тщетны! Я настигну с неумолимостью наступающей ночи!

Перед глазами стоял лик грозного Бога. Находясь в сотнях вёрст отсюда, крылатый властелин насылал видения, мучил Ратибора страшными образами и подавлял волю. От него нельзя было спрятаться в Пяти Землях, его могуществу нечего было противопоставить.

– С каждым твоим шагом, – лицо Джовиты грубело от еле сдерживаемой злобы, – я придумываю всё более кошмарные муки. Тебе ни за что не избежать их.

Минотавр попробовал закрыть глаза, но даже так не избавился от насланных иллюзий. Прекрасное лицо Джовиты преследовало Ратибора всюду. Бог давил своим могуществом, лишающим сил и ставящим на колени, заставляющим беспомощно рыдать.

Лишь близость цели не давала Ратибору сбавлять хода. Прорвавшись сквозь кустарники, турич выскочил на лысый пригорок. В предзакатных лучах можно было разглядеть бесконечный лес вокруг, дремучие просторы, где разумным созданиям не место. А к северу виднелась башня с фонарём на вершине – этакий маяк, отмечающий границу цивилизованного мира. Ещё одна такая башня едва заметна далеко на юге. Подобные башни стоят по периметру всех Пяти Земель. И стоит пересечь незримую черту, как власть бога исчезнет.

И Ратибор рванул вперёд, штурмуя последние двести саженей. Турича не заботило, что за башнями начинаются земли, кишащие духами и исполинами, ведь преследователь был куда страшнее.

– Моя власть шире, чем ты думаешь. Нет такого места, откуда бы я ни выковырял тебя, как жука.

Беглец знал это. Прежде чем нырнуть в чащу, Ратибор бросил взгляд на ближайшую башню, с которой вспорхнуло пять силуэтов. Услышав ментальный приказ Джовиты, пограничники отправились перехватить турича. Невесть сколько таких же крылатых воинов уже гналось по пятам.

Эти создания величают себя ангелами. Рослые создания, все как на подбор с атлетичным сложением, умелые воины, беспрекословные слуги Джовиты.

Ратибор спешил углубиться в лес, где летунам тяжелее будет до него добраться. Казалось, прошло совсем немного времени, а над головой уже пронеслись зловещие тени. Минотавр не стал оборачиваться, а лишь вцепился в рукоять топора, висящего на поясе. Чуть в стороне зашелестели кроны, сквозь которые попытался спикировать ангел. Ратибор оглянулся и разглядел преследователя по светло-серым крыльям.

Турич нырнул в бурелом и продолжил бегство. Ангелы перекликнулись, напав на след беглеца. Ратибор принялся следить за прорехами в кронах, сторонясь их пуще драконова пламени.

– Твоя душа принадлежит мне, – сказал Джовита. – И пока ты не отважишься забрать её, каждый твой день будет агонией.

В памяти Ратибора навсегда отпечатался лик бога, полный величия и непустых угроз. Но иллюзия и голоса в голове рассеялись, так как заветная граница была преодолена. Добравшись до Земель за Башнями, турич захотел рухнуть на колени и закричать от радости. Лишь чудом Ратибор не совершил этой глупости.

Внезапно совсем рядом послышался голос. Взрывая копытами листву, минотавр резко остановился и нырнул за дуб, раскинувший корни в объятьях. Осторожно выглядывая из укрытия, Ратибор заметил ангела, обернувшегося крыльями и падающего сквозь крону. Ловко схватившись за ветку, тот замедлил падение и мягко приземлился на дубовый сук.

Пограничник расправил громадные вороные крылья, размахом в две сажени. Летун вытряхнул из перьев набившиеся листья и принялся осматриваться.

Из одежды на пограничнике были только сандалии, туника и накинутый поверх неё птерюгес. Ангелы часто отказываются от доспехов и даже одежды, лишь бы не утяжелять себя и не ограничивать полёт. Из оружия у пограничника имелось только лёгкое копьё, но благодаря своему телосложению воин без труда пронзит им вепря.

Покрытый шрамами ангел оглядел округу и остановился взглядом на взрыхлённой лесной подстилке. Уже достаточно стемнело, так что пограничник никак не мог разглядеть, куда ведёт след.

– Патрикий? – крикнул зависший где-то над Ратибором ангел.

– Похоже, он где-то здесь, – ответил товарищу чернокрылый.

– Орилус, лети на восток – высматривай его там!

А чернокрылый Патрикий мягко спланировал на землю. Готовый к стычке, он покрался к обнаруженным следам, бдительно озираясь. Ратибор осторожно потянул топор из петли на поясе. Минотавр ждал, что его вот-вот выдаст шелест кольчуги.

Где-то над головой ударили крыльями снующие ангелы, пока их товарищ склонился над вспоротой лесной подстилкой. С одного взгляда Патрикий угадал, куда побежал турич, однако взглянул вдаль, мимо укрытия Ратибора. В следующую секунду топор покинул петлю и застыл в ожидании своего шанса.

Чернокрылый сделал шаг в сторону притаившегося турича, как вдруг на востоке раздался оглушительный, режущий по ушам писк. А следом что-то огромное сотрясло кроны и наполнило воздух гулом крыльев. Послышался возглас ангелов, но моментально стих, прерванный клыками гигантского хищника. В воздухе началась паника, ангелы с воплями бросились врассыпную.

Патрикий обернулся на шум, подставляя Ратибору спину. Однако турич не стал нападать, всё сильнее прижимаясь к корням. Глядя вверх, чернокрылый выставил перед собой копьё. Не двигаясь, он напряжённо вслушивался в клокочущую в небе погоню. Его товарищи метались из стороны в сторону, а за ними носилась гигантская тень.

Внезапно прямо над Ратибором раздался треск. Задрав голову, турич встретился взглядом с ангелом, спрятавшимся в ветвях от чудовища. Весь в ссадинах, запыхавшийся, он уселся на ветке и вздрогнул. Переглянувшись с чернокрылым товарищем, ангел указал копьём на Ратибора:

– Патрикий, он здесь!

Но тотчас сгустилась тьма, а гигант, раскинув крылья, тяжело приземлился на верхушку дуба. Ангел приготовился дать отпор, но мерзкий писк заставил его сморщиться и сжать ладонями уши. А через секунду меж сучьями спустился длиннющий язык и оплёл ангелу шею. Ухнув крыльям, гигант воспарил, выдёргивая из кроны свою добычу.

Ратибору повезло первым вспомнить о противнике. Когда минотавр выскочил из укрытия, Патрикий всё ещё высматривал летучую бестию. Размахнувшись, турич метнул топор со всей силы. Вращаясь, оружие угодило ангелу в крыло. Тот закричал и отступил, выставляя перед собой копьё.

Сломанное крыло повисло за спиной ангела. Ратибор вынул из ножен меч на замену топору, второй рукой достал щит из-за спины. Его противник совладал с болью и принял боевую стойку. Озверевший ангел закрылся оставшимся крылом и двинулся на турича.

Быстро перебирая ногами, Патрикий приблизился и, резко убрав крыло, нанёс удар. Турич с трудом среагировал на скрытый выпад и поднял щит. Остриё копья угодило в