Графиня Чёрного замка

Читать “Графиня Чёрного замка”

4
Всего 85 страниц (1000 слов на странице)

Лия Джонсон

Графиня Чёрного замка

Глава 1

Маньяк

Сегодня был мой день рождения. Тот самый день в году, когда важно подвести итоги, задуматься о будущем, отключить телефон и… хорошенько напиться.

Уже какой год он не вызывал у меня никакой радости.

И уже какой год он проходил без меня.

— Повторить? — склоняясь над стойкой, негромко спросил у меня бармен.

Отрывая взгляд от симпатичного мужчины на танцполе, я повернулась к парню и кокетливо улыбнулась.

— Давай-ка сразу всю бутылку, милый.

Блондин смутился и ответил на своего рода флирт маленькой неловкой улыбкой. Я его здесь ещё не видела. Должно быть, новенький. Совсем юный… Думаю, курс второй.

Бармен ловко забрался на лесенку и достал с предпоследней полки ещё полную бутылку «Амаретто». Откупоривая её, парень с тихим звоном поставил ликер рядом с моим пустым стаканом, и я лукаво ему подмигнула, мгновенно хватая свою единственную компанию на сегодняшний вечер. Тёмно-коричневая жидкость приятно пахла миндалем и пряностями, первый глоток стек по горлу лавой, согревая.

Моя семья и мой навязанный той же семьей круг друзей были воспитаны на манер проклятой аристократии. Всё, что когда-либо их интересовало — благотворительные вечера, званые ужины и последние новости из мира моды. К сожалению, мою мать новая норковая шубка волновала больше родной дочери. Действительно, а чего волноваться-то? Я ведь всегда могла посидеть с няней, а позже и гувернанткой. В особо критичных ситуациях к развлечению заскучавшего ребенка подключались повар, дворецкий и садовник.

Отец за своим бизнесом редко замечал даже мать. Только если меня раздирала скука по родителям, то мамочке и без папы было вполне весело. Зачем всё время терпеть его вечно недовольное суровое лицо и невыносимый характер, если есть круглосуточно заглядывающие в рот подружки и с десяток умелых в постели альфонсов? Выбирай — не хочу.

Посторонние всегда завидовали, какие же мы дружные и интеллигентные, какая любящая мать и какой заботливый отец, какой воспитанный ребенок и какой уютный дом. Знали бы они, что происходит, когда створки двери особняка закрыты…

Один из «идеальных» пунктов пострадал. Тут оба серьёзно прогадали. Хотели получить себеподобную — надо было самим и заниматься моим воспитанием. Я же, всё время запертая дома наедине с книгами и ворчливой, но доброй гувернанткой Валентиной, выросла совершенной далекой от всей той мерзости и грязи, которой провоняла моя семья.

С возрастом, правда, и разбаловалась, и ожесточилась. Но себе не изменила.

Вырасти позором семьи оказалось немножко неприятно, но, знаете ли, жизнь вам не сказка, не бывать же одним только хэппи эндам! Кто-то должен разгребать всё дерьмо, которое судьба отбрасывает от своих везунчиков.

Родители очень долго надеялись слепить из меня что-то, по их словам, человеческое, но мне пластилином быть не улыбалось. Пришлось бедным смириться. В одном их остановить не смогла — всё же репутацию мне построили по своему рецепту. И чёртовы дни рождения входили в один из пунктов их идеального жизненного плана.

Потому я оттуда и сбегала всякий раз, как выдавалась возможность. А что мне сказать всему ресторану на триста незнакомых мне лиц? С кем разговаривать? Как улыбаться, если максимум, что получается — оскал? Как слагать сказки о примерной семейной жизни, если с детства мечтаю посмотреть на то, как идеальная империя родителей разваливается на глазах?

У меня язык то ещё жало, могу ведь и не сдержаться.

Вот и сидела сейчас вся такая красивая и расфуфыренная, напиваясь вдребезги в относительно тихом и уютном клубе на окраине Москвы.

Это место мне нравилось. Прикипело однажды, и больше не откипает. Вот и хожу только сюда. Уже даже если бы и захотела — не смогла пойти в другой. Меня воспитала семья интеллигентов, я не изменяю.

Тихо хмыкнув на свои ироничные мысли, крутанулась на стуле и снова стала выискивать глазами того горячего бородача, за которым наблюдала уже минут двадцать. Не знаю, что там у него впереди, но задница… С такой задницей всё просто обязано быть хорошо. Бог не может быть столь жестоким.

К сожалению, на танцполе остались одни девушки. Красавчик куда-то подевался и возвращаться, кажется, не собирался.

Я приуныла, осознавая, что всё же проведу остаток этого дня с родным «Амаретто».

Перед глазами внезапно материализовалось маленькое красное пятно. Моргнув, я поняла, что это чей-то галстук. Уже изрядно пьяный взгляд медленно скользнул вверх и остановился на дерзкой привлекательной ухмылке.

— Красивое платье… Не дороговато для такого места? — сощурив свои тёмные глаза, незнакомец грациозно запрыгнул на высокий стул рядом и принялся без стеснения меня разглядывать.

Несмотря на то, что этот наглый хищный взор ощущался почти физически, неприязни жест не вызвал. Брюнет смотрел ненавязчиво и не грязно. Чисто мужской интерес к привлекательной ухоженной женщине.

Я окинула взглядом его чёрный костюм и хмыкнула:

— Тот же вопрос.

Мужчина оказался довольно привлекательным. Аккуратная короткая щетина, небрежная взлохмаченная смоляная шевелюра и тёмно-синий пронзительный взгляд. Если ещё учесть то, что он был плечистой громадиной с широкой грудью и сильными руками, то смело можно заявить, что незнакомец полностью в моём вкусе.

Вообще, мне нравились мужчины довольно варварского типажа. Что-то есть такое в диких собственнических взглядах, обильной растительности и грубой силе. Не знаю, чем думают женщины, когда выбирают худощавых хлюпиков. Чувство, когда тебя одной массивной рукой без труда перекидывает через плечо шкаф раза в два тебя больше, незаменимо. Если это, конечно, не маньяк с подворотни…

Мой новый объект внимания, казалось, достаточно вписывался в нужный типаж.

Возможно, мне всё же не придется скучать…

Как следует разглядев его, я поменяла свой настрой. Медленно переложила ногу на ногу, нарочно закидывая её повыше, плавно повела плечом, от чего тонкая красная бретелька сползла вниз, кокетливо вздернула бровь и увидела то, чего и добивалась. Тёмные глаза вспыхнули огнем.

Мужчина держался хорошо, даже несмотря на то, что от моей позы широкий разрез длинного вечернего платья достиг самого бедра. Он не торопился, медленно попивая из моего