Штурман

Читать “Штурман”

0
Всего 25 страниц (1000 слов на странице)

Питтакус Лор

Штурман

Оригинальное название: The Lost Files: The Navigator

Переводчики: Nuraishat (Александра Фролова), wazowski (Екатерина Рожкова)

Редактура: Avrile (Тихонравова Юлия)

Перевод предоставлен группой: http://vk.com/lorien_legacies

Глава 1

Я просыпаюсь от двух мощных ударов, сотрясающих мою полуподвальную квартирку. С улицы доносятся крики. Меня пронзает единственная мысль: они здесь.

Инстинкты выживания берут верх. Я выпрыгиваю из постели и начинаю убирать наиболее компрометирующие вещи с видных мест, пряча информационные носители и блоки памяти с украденными файлами в потайные ящики и отделения, которые сделала в мебели. Сердце бешено колотится, но двигаюсь я спокойно и методично, четко следую плану. Под давлением мне всегда работается лучше. Подобный навык просто незаменим, когда занимаешься тем же, чем я.

Я уже склоняюсь к главному компьютеру, когда с улицы доносится несколько аккордов то ли гитары, то ли синтезатора, сопровождаемые возгласами ликующей толпы. Лишь в этот момент мой мозг начинает рассуждать логически. Я притормаживаю, чтобы критически оценить ситуацию — пальцы зависли над клавиатурой, готовые уничтожить забитый разоблачающими записями жесткий диск. Ни стука, ни грохотания с улицы больше не слышно. Никто из представителей Лориенского Совета Обороны не ломится ко мне в дверь. Слышна лишь какая-то музыка, шум народа и… смех?

И тут я вспоминаю, что сегодня празднуют день Равнолуния.

Музыкальная импровизация заканчивается. Я застываю, ненадолго прислушиваясь, а затем сжимаю пальцы в кулак и подкрадываюсь к одному из маленьких окошек под потолком квартиры. Взбираюсь на стул и лишь на волосок отодвигаю затемненные шторы, чтобы выглянуть наружу. На противоположной стороне улицы, в парке Айлон, полно народу. Для тех, кто живет в сельской местности, это идеальное место для празднования, так как парк находится на окраине города. Над танцующей толпой мерцает калейдоскоп огней, выкрашивая её в неоновые цвета. Неподалеку, должно быть, установлена сцена. Еще два более мощных удара сотрясают квартиру — бас-барабан, понимаю я теперь, — после чего группа переходит к тяжелой синти-песне, явно к огромной радости собравшихся.

Отчасти я чувствую себя немного глупо, испугавшись барабанов, но в основном меня охватывает злость. Не потому, что меня разбудили — уже стемнело, а это верный признак, что мне все равно было пора вставать — а потому, что этот организованный правительством праздник всего лишь один из множества способов, с помощью которых Старейшины задабривают лориенцев. Они закатывают вечеринки на всю ночь, возводят роскошные памятники и световые стойки, именуемые Вестниками, а мы должны быть им благодарны, принимая все это за знак того, что на Лориен все отлично. Что все идеально.

А это не так.

Я спускаюсь со стула на холодный каменный пол. Сердце все еще бешено колотится, и, чтобы успокоиться, я глубоко дышу и потягиваюсь — кончики моих пальцев касаются потолка. На улицах столицы — в тех редких случаях, когда я днем появляюсь на публике — я всегда возвышаюсь над основной частью населения, особенно над другими женщинами. Несмотря на мой высокий рост, я редко чувствую клаустрофобию в своей квартире, состоящей лишь из одной большой комнаты. Но когда мне все же становится тесно, я просто немного разгребаю завалы из книг и ремонтируемой или модернизируемой техники.

Я надеваю черные штаны и футболку и возвращаюсь к основному компьютеру. Адреналин все еще кипит. Эту энергию нужно использовать.

— Ну-ка, — говорю я, входя в сеть, — что у тебя сегодня есть для Лексы?

Я открываю несколько разработанных мной программ для сбора информации и ищу бесценные сокровища в перехваченных сообщениях, уведомлениях и разведданных. Ведь самая ценная валюта — это информация.

Несколько недель назад Сеть, которая контролирует и отслеживает все коммуникации и муниципальную работу в столице, начала работать в моем районе со сбоями. Обычно Сеть взломать невозможно — даже для такого умельца, как я — но когда мои сканеры оповестили о сбое, у меня появился шанс. Возможность собрать конфиденциальные данные и показать народу существование коррупции в правительстве Лориена, а также раскрыть секреты, которые Старейшины и высокопоставленные чиновники держат от нас втайне. Я успела добраться до одной из станций Сети до того, как один из шестерок Мунис пришел её починить. Я сделала за них всю работу, добавив при этом немного своего системного оборудования. С тех самых пор «неприступная» Сеть полностью завладела моим вниманием.

И я стала собирать всю найденную информацию.

Предполагалось, что на Лориен будет одна большая, счастливая утопия. По крайней мере, именно так Старейшины — а, следовательно, и все, кто ведется на их всемогущество и всезнание — хотят, чтобы мы думали. Для того чтобы Лориен была «идеальной», все мы обязаны соблюдать определенные правила. Жителей распределяют на категории, по которым нас легче всего классифицировать и подчинять. Это Гвардейцы и Чепаны. Если у вас проявляются Наследия — вы солдат. Если их нет — вы становитесь Наставником, работником Мунис, или, иначе говоря, чиновником. Вы следуете определенному курсу, а если нет, если случается нечто, что сбивает вашу жизнь с заданного пути, или если ваши сомнения в системе становятся слишком ярко выраженными, то лориенцы считают вас бесполезными. Вы несовершенны, если не занимаете отведенную вам нишу. Вы отличаетесь, а это не есть хорошо. Это все равно, как если бы вы активно работали против всей остальной планеты.

С уверенностью заявляю, что именно этим я и занимаюсь. Не ради анархии, а ради свободы. О чем большинство жителей не знает (или осознанно не хочет верить), так это о том, что некоторые из нас не согласны с тем, как все устроено. Мы сумели понять, что за это подобие современного общества мы платим собственной свободой выбора.

Некоторые из нас многого лишились на Лориен. Я тоже многое потеряла. Поэтому я хочу увидеть перемены. Нам нужна реформа. Революция просто необходима.

Звуков празднования такие громкие, что моя квартира превращается в эхокамеру возгласов и музыки. Я стараюсь сосредоточиться, разбирая сообщения, перехваченные в течение дня моей аппаратурой. Большинство из них ничем не примечательны: вызовы рабочих из Мунис, заметки из школ об отсутствующих учениках и статистика трафика. Но самое для меня интересное находится в зашифрованных файлах. Их отправляют только в личной переписке. Можно многое сказать о