Разве я могу быть счастлив без тебя

Читать “Разве я могу быть счастлив без тебя”

0
Всего 168 страниц

Селена Касс

Разве я могу быть счастлив без тебя

Глава 1

Шотландия

Испуганно прижимаясь к стене, Ева слушала, как молились женщины. Будь она чуть храбрее, то и сама незамедлительно приступила бы к молитве, но страх, охвативший ее, казался всепоглощающим, комом поднимаясь к горлу.

Подтянув ноги, Ева обхватила колени руками, надеясь выглядеть как можно незаметнее, сидя в своем углу. Сейчас, оглядываясь назад, она уже начала тосковать по тому времени, когда на нее мало кто обращал внимания, предпочитая обходить стороной отверженную дочь Гаррика, хозяина замка. Она хотела, чтобы ее и дальше не замечали, но знала, что теперь все вокруг стало немного иначе.

Оказавшись взаперти в маленькой комнатке вместе с другими женщинами, Ева понимала, что пройдет совсем немного времени, когда они, объятые диким ужасом найдут ту, кого можно обвинить во всем происходящем. И произойдет это в тот момент, когда они осознают, с кем именно находятся в одной комнате.

Продолжая слушать женщин, Ева приподняла голову и осмотрела небольшую комнатку, освещенную ярким солнечным светом, льющимся из узенького окошка, расположенного под самым потолком. Значит, они просидели здесь всю ночь. И она не знала, сколько еще времени придется провести в этом тесном помещении, наедине с ненавидящими ее людьми.

Обхватив себя руками, она посмотрела на дверь, с не меньшим ужасом представляя, что происходит за пределами комнаты. Даже когда отец избивал ее, а он делал это ежедневно и со всей злостью, на которую был способен, она не испытывала такого страха, как сейчас. Кругом, она оказалась окружена врагами. Одни осаждали замок, другие же окружили ее в этой маленькой комнатушке. И Ева не знала, кого из них ей следовало бояться больше всего.

Вздохнув, она наклонила голову к коленям, стараясь не отводить взгляда с женщин. Страх и постоянное ожидание удара со стороны выматывали, и Ева понимала, что еще немного и ее силы сойдут на нет. Сможет ли она защитить себя, когда настанет этот момент? Этого она не знала.

Расхаживая по комнате, женщины продолжали бормотать свои молитва. Вероятнее всего, так же, как и она, они очень хорошо понимали, что сегодня их жизнь сильно изменится. Пусть Ева и была далека от хозяйственных дел, которые вел Гаррик, было понятно, что замок не выдержит долгой и жестокой осады. Разруха и запустение, вот, что царило в этом месте. Еды вечно не хватало. Беды и лишения стравливали и без того озлобленных жителей между собой за любой свободный кусок еды.

Никто не будет бороться за этот замок, так же, как и за его жителей.

Не удержавшись, Ева позволила себе закрыть глаза, надеясь, что, хотя бы немного, но сможет отдохнуть. Вместе с этим ей невыносимо сильно хотелось подняться на ноги, чтобы избавиться от боли в бедре. Она слишком долго просидела на холодном полу, и последствия не заставили себя долго ждать.

Затаив дыхание, Ева медленно вытянула ногу, но сдержать стон все же не смогла. И это оказалась большой ошибкой, о которой она тут же пожалела. Взгляды женщин тут же остановились на ней. И это была очень пугающая картина. Словно свора бешеных собак, они сбились в одну стаю, обезумев от ненависти. В их глазах Ева видела дикое желание броситься на нее и растерзать.

— Почему из-за тебя мы обречены на гибель? Ты проклятье, посланное нам, причина всех бед! Звери пришли сюда, привлеченные твоей падшей натурой! Дьявол всегда приходит за себе подобными. Господин предупреждал нас, — сорвавшись на визг, обезумевшая женщина подскочила к Еве и дернув за волосы, заставила ее подняться с колен.

— Отпустите, — от боли, что словно стрелой пронзила голову, Ева застонала, и, пытаясь хоть как-то облегчить свою участь, вцепилась пальцами в грубые руки, надеясь освободиться. Но, женщина и сама не собиралась слишком долго находиться в такой опасной близости с дочерью дьявола.

— Мерзкая уродина! — грубо оттолкнув ее от себя, женщина презрительно вытерла руки об юбку своего платья, демонстративно показав, насколько омерзительно для нее прикасаться к Еве.

Неловко упав, Ева застонала. Прижавшись щекой к холодному полу, она, стиснула зубы, поняв, что сама подняться не сможет. Больная нога теперь горела, словно охваченная адским пламенем.

Женщины же с презрением глядели на нее, беззащитную девушку, корчившуюся от боли у их ног. Ева чувствовала их взгляды своей спиной. Сжавшись, она затаила дыхание, ожидая очередного удара.

— А ведь Белинда права! Мы должны избавиться от тебя, и тогда для нас появится шанс на спасение, — глаза одной из женщин безумно загорелись желанием поскорее избавиться от беспомощной девушки.

Прикрыв голову, Ева, как могла, подтянула под себя ноги, со страхом ожидая того, что будет дальше. Закусив губу, она ощутила, как по щекам заструились слезы. Она не знала от чего они, может быть от понимания, что совсем скоро, её тело украсят новые синяки, а может быть и от дикого страха.

— Не надо, — едва слышно прошептала она, не решаясь поднять голову, даже чтобы посмотреть на женщин.

Но те, будто, не услышав мольбы испуганной девушки, продолжали надвигаться на нее, желая причинить как можно больше боли. Громкие крики, раздавшиеся с первого этажа, отвлекли их в тот момент, когда они уже были готовы приступить к жесткой расправе.

— Они пришли! Господи, спаси нас! — одна из женщин упала на колени и, забыв о Еве, принялась неистово молиться.

Лязг оружия, громкие стоны тяжело раненных воинов, слышались все громче и отчетливее, периодически сменяясь ужасающими звуками падающих наземь тел.

Не двигаясь, Ева почувствовала, как внутри нее что-то замерло от странного предчувствия. Будто какая-то страшная и непоколебимая сила надвигается на нее, и она никак не сможет воспрепятствовать ей. Именно сейчас она отчетливо поняла, что её смерть, возможно, наступит уже очень скоро, и совсем не от рук взбешенных женщин, переживающих о своей жизни.

Дверь в комнату резко распахнулась, ударившись об стену.

Несмело подняв голову, Ева охнула от ужаса. От вида двух боевых топоров, с лезвия которых на пол капала кровь, ее замутило, а голова закружилась. Если бы она уже не лежала на полу, то сейчас