2 страница из 18
одни расходы!

Другой вопрос – где взять время на исполнение должностей? Приходится перепоручать заместителям. В Зелёном Дворце подо мной двое придворных, гоф-фурьер и камер-цалмейстер. Удалось выбить шестерых служителей, хотя хотели оставить лишь четверых. С Госсоветом отношения сложные, вроде занимаюсь протоколами, а вроде там своя протокольная служба. Канцелярию Зеленоземья держит мой заместитель, секретарь Энием. По связям с Гильдией рулит глава рода аус Хансалов, Симон. В моей крепости командует комендант. Не на кого переложить только медицинские и алхимические дела.

Но заместители заместителями, а по каждой должности что-то делать приходится. Плюс учёба целительству у Бертиоса и боёвка с Дивазой. Плюс постоянный спрос на сделанные мной зелья. Маленькая Мимика, моя конкубиночка, тоже внимания требует. Лица родителей скоро забуду. Где время на всё найти? Это я ещё про поместья молчу!

Сглазил! Только, закончив завтрак, положил на стол салфетку, как Балег докладывает:

– Старший унтер-офицер из егерской полуроты Вашей Милости крепостного гарнизона Осневал Полуухий просится на приём. Местные сказали, что последнюю неделю он каждый день приходит. Суть дела никому не докладывает.

– Ладно, зови. Надо выслушать, коли такой настойчивый.

Заходит унтер. На груди три медали, на рукаве с десяток нашивок. Половины правого уха нет, судя по шраму через щёку до челюсти, сабельное ранение.

– Ваше Высокоблагородие, разрешите доложить? – вытягивается во фрунт боец.

– Разрешаю. Только не тянись так, мы не на плацу.

– Ваше Высокоблагородие, как я хочу проситься в отставку, а вы разрешили с хорошей привилегией брать участки на своих землях, стал присматриваться, где и что имеется. Раз гляжу – рудознатец с помощником на поляне разговаривает. Причём от взглядов хоронятся.

– Уже интересно.

– Я ж двадцать лет в егерях, решил подобраться и послушать. Думаю: "Может про участки что полезное узнаю." Подобрался, а они про изыскания говорят. Дескать, карту составили, копию для своего заказчика, барона Загорского, сделали, но ничего полезного не нашли. В одном месте вроде должна лежать медь, но арендатор на своей земле шурф бить им не дал. Хотят поискать в долине, что последней Вашему Высокоблагородию приписана. Только не найдут там ничего.

– Благодарю за внимательность. А почему ничего не найдут в долине?

– Так ведь уже искали, ещё при покойной герцогине. Когда только служить начал, наш взвод экспедицию туда сопровождал. Подробный отчёт должен где-то сохраниться.

– А на словах что-то тогда обсуждали? Не слышал?

– Как не слышать, Ваше Высокоблагородие! Секрета не делали.

– Интересно. Я тебя слушаю.

– Раз лет в пять-семь, когда скапливается слишком много снега в горах, озеро переполняется талыми водами, тогда они селевым потоком сливаются в ту долину. Главный ещё объяснял ассистентам, что строители специально такой аварийный сброс устроили. Из-за того плодородная почва смывается. Крестьянам там, на скудных склонах, можно лишь коз пасти. Дома ставить нельзя, да и жить опасно. Про пользу от долины сказал – там есть камень, не хуже и не лучше, чем в соседнем баронстве. Есть медь, но её мало и, виноват, запамятовал, ещё что-то в неинтересных количествах.

– Благодарю, очень полезная информация.

– Ваше Высокоблагородие, так какой приказ по шпионам будет? Я так смекаю, что они могут в долину войти и не выйти.

– Ты заметил, что я тебя по воинскому званию не называю?

– Так точно, Ваше Высокоблагородие.

– Это потому, что разговор частный, казённого не касаемый. Ты когда службу оставляешь?

– На Праздник Урожая, Ваше Высокоблагородие.

– Вот! Отставным будешь, а про убийство думаешь. Кроме того, если они не выйдут, их искать станут. Да и вообще, меня Его Величество всегда, когда я порученные дела смертоубийством решаю, ругает. Может слышал? Один раз неделю без сладкого просидел. Но просто так спустить барону Загорскому, тоже не след. Раз простишь обиду, другой, потом привыкнут и все тебя обижать начнут. Давай по-другому сделаем. Ты золото когда-нибудь мыл?

– Э… Нет, Ваше Высокоблагородие. Нет в наших краях золота.

– Это пока. Научиться сможешь? Хоть вид сделать, что моешь?

– Чему там учиться, Ваше Высокоблагородие? Смогу!

– За двадцать лет службы ты, небось, всю местность изучил?

– Обижаете, Ваше Высокоблагородие! Знаю всю округу до травинки!

– Мне тут по случаю пара фунтов золотого песка достались. Как со службы отставишься, иди-ка ты, голубчик, в долинку. Найди малый ручей, который не из озера, а с горы стекает. По отмелям разбросай песочек. Чуток себе оставь. Как рудознатец появится, пусть увидит, что ты моешь золотишко. Дальше действуй по обстановке. Или сбеги, или покажи шпионам, сколько золота намыл. Пусть сами песочка добудут, убедятся. Потом своему хозяину расскажут. А мы посмотрим, что барон Загорский делать будет.

– ХитрО, Ваше Высокоблагородие. Тут любой клюнет. А вы мне значиться два фунта золота доверите?

– А кому верить-то, как не старым солдатам? Коли сбежишь, я потеряю только деньги. Поморщусь и забуду. Урок мне будет. Исполнишь службу – получу надёжного, проверенного человека. Верность много дороже денег ценится.

– Не сбегу, Ваше Высокоблагородие! Клянусь!

– Слушай дальше. За твой рассказ сразу дам золотой и скажу спасибо. На обзаведение получишь полста талеров. А по результату обещаю премию, дом для проживания семьи, пора тебе уже сынов завести, и место старшего лесничего. По жалованию, думаю, сговоримся.

– Отслужу, Ваше Высокоблагородие!

– Мне нужен человек, чтобы от меня, а не со стороны за порядком в землях присматривал. Подумай, может ещё кого из опытных к себе в команду возьмёшь.

– Найдутся такие, Ваше Высокоблагородие. Из егерей. Не одну сотню вёрст вместе по лесам побродили. Кое-кто рад бы в отставку, да от земли отвык или никогда на ней и не сидел, не знает, как и что делать.

– Сам смотри, твои люди – тебе и отвечать за них.

– А дома им могу обещать?

– Обещай и дома, и жалование, и пособие.

Отпустил своего нового работничка. И денег дал, и