Клуб разбитых сердец

Читать “Клуб разбитых сердец”

0

Катрин Корр

Клуб разбитых сердец. Часть 1

Пролог

2013 год

Сквозь слезы я наблюдаю за тем, как наша экономка Глафира поспешно, но как всегда с особой аккуратностью, складывает все мои вещи в чемоданы разных размеров. Она бормочет что-то себе под нос и не смотрит на меня, словно даже один взгляд способен нанести ей непоправимый вред. Или лишить долгожданной премии. Полки в шкафу уже пусты, а на полу разбросаны коробки, в которых я храню свою обувь. Мои туфли, сапоги, сандалии — всё бездушно и неряшливо сброшено в самый большой чемодан и это, пожалуй, единственное, о чем педантичная Глафира не позаботилась.

— Аврора, переодевайтесь. За вами вот-вот приедет водитель.

— Это какая-то ошибка… — шепчу я сквозь слезы. — Пожалуйста, поверьте мне. Хоть кто-нибудь…

— Это не мое дело.

— Но как же?! Вы знаете меня с рождения! Вы работаете в нашем доме уже семнадцать лет!

— Вот именно, Аврора, — наконец, поворачивает она ко мне голову. — И все эти годы я работаю на вашего отца. Мне не нужно думать. Велено собрать все ваши вещи — и я это безоговорочно делаю.

— Но ведь вы не такая бесчувственная, какой пытаетесь всё время казаться… Пожалуйста, поговорите с ним.

— По этому поводу мне нечего сказать вашему отцу.

— Как же нечего?! Вы ведь видели, как всё было…

— Я не понимаю, о чем вы, Аврора. Пожалуйста, поторопитесь.

— Всё вы прекрасно понимаете! Пожалуйста! — молю я, едва сдерживая рыдания. Режущая боль обжигает мою грудь. — Вы же помогли мне прийти в себя… Вы же знаете, что я никогда не позволила бы себе… Боже! Если бы не вы, я бы умерла тогда!

— Не преувеличивайте. И хватит, Аврора! — твердым голосом перебивает она. — Даже, если бы мне было, что сказать вашему отцу, я не думаю, что Павел Сергеевич стал бы слушать меня.

Стон отчаяния вырывается из моего горла. Как бы сильно мне не хотелось верить в чудо, которое в моем случае сконцентрировано на разговоре двух взрослых людей, боюсь, что Глафира всё же права. Даже, если она вступится за меня, ничего не изменится. Мне ли не знать.

— Посмотрите, что он делает со мной? — с трудом говорю я, опустив голову на свои ладони. — Вы ведь всю мою жизнь видели… С самого моего рождения я для него — как собаке пятая нога. Пусть так, ладно… Я уже свыклась наверное с этим, но гнать меня из дома за то, что я рассказала ему правду… Я ведь не солгала и вы это знаете. Мое сердце давно разбито, а грязный поступок человека, в которого я позволила себе по глупости влюбиться, уничтожил даже самую слабую надежду на то, что когда-нибудь эти кусочки вновь соберутся в единое целое. Прошу вас, пожалуйста, скажите ему, что я не такая, какой меня… — Всхлипываю. — Он совершенно не знает, какая я… Куда мне идти? Что мне теперь делать?

— Аврора, Павел Сергеевич не оставит вас без средств к существованию. Он же ваш отец, — бесчувственным голосом говорит Глафира и застегивает молнию на первом собранном до конца чемодане. Я на нее не обижаюсь. Она всегда была слишком холодной и отстраненной. Но только не в ту злосчастную ночь. — Не нужно так драматизировать. Этот скандал может негативно сказаться на его карьере, вы же не глупая девушка и понимаете это. Требуется время, чтобы всё улеглось.

— Но я… Я ведь его дочь! Он не верит мне, он верит всем, кроме меня! А он должен защищать меня! Должен!

— Не преувеличивайте, — как будто и не слышит она мои слова. — Даже, находясь от него за несколько тысяч километров, вы будете жить в шоколаде и ни в чем себе не отказывать. В вашей жизни ничего не изменится, разве что геолокация.

— Я не о деньгах говорю.

— Раз так, то следует думать именно о них, учитывая, что вам, Аврора, всего семнадцать лет.

— Мне просто нужно, чтобы он поверил мне…

— Через три месяца вы окончите школу и будете поступать в университет, — не слыша меня, продолжает Глафира. — Там и совершеннолетие. Уверена, ваш отец возьмет на себя все расходы, связанные с учебой и проживанием в другом городе.

— Как он мог не поверить мне…

— Всё у вас будет хорошо, Аврора. Только не зацикливайтесь на этой ситуации. Скандал обязательно забудется. Ведь всё плохое, рано или поздно, исчезает из памяти.


Глава 1

Наши дни

«Доброе утро, прекрасная и обворожительная Тюмень! За окном снова дождь и ветрено. Поэтому, дорогие наши радиослушатели, одевайтесь потеплее, а вечер проведите дома в кругу родных и близких, потому как МЧС предупреждает, что с десятого по одиннадцатое октября на юге Тюменской области ожидаются ливни, грозы, похолодание и усиление ветра до двадцати четырех метров в секунду. Берегите себя. А прямо сейчас Bad Guy от Билли Айлиш! Устроим себе утренний мясотряс, а?»

Переключаю радиостанцию легким прикосновением пальца к сенсорной панели. Одна, втора, третья — ничего по душе. Вздохнув, переключаюсь на собственную медиатеку и салон автомобиля тут же наполняется томительной таинственностью.

The Hills.[1]

Никогда не разлюблю эту песню. Возможно, что я несколько иначе понимаю её смысл, но музыка, голос… Всякий раз блаженно закрывая глаза, я чувствую, что вот-вот что-то изменится. Произойдет, случится, поменяется! Не знаю, что именно, но это предчувствие вселяет в меня крошечную надежду на…

Ох, нет. Опять эти глупые мысли. Я не нуждаюсь в переменах, даже самых маленьких. Они всегда приносят с собой хаос, с которым, порой, невозможно справиться. Мне просто стоит завести кота. Уже давненько подумываю над этим, но никак не могу решиться. В конце концов, дома станет намного живее и веселее, а дурацкая тишина, которую я так упрямо пытаюсь спрятать за включенными телевизорами, наконец, подавится, ведь я день за днем буду тискать маленький пушистый комочек и без конца причитать, какой же он хороший.

Нужно подумать. Ещё чуть-чуть. Уверена, день-два, и
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(