2 страница из 14
надо сказать, очень дорогое убранство, во всяком случае, денег на него ушло немеряно. Но оно того стоило! «Комфорт в пути — важнее скорости!» — это было девизом баронессы, и она старалась следовать ему, насколько хватало сил и средств.

Мужчина тяжело вздохнул и нехотя оборонил:

— Я понимаю, зачем это нужно вам, баронесса, но я не могу понять, зачем это мне? Это же реальная, гарантированная головная боль, во всяком случае, сейчас. Я прав?

Его собеседница криво усмехнулась на его слова и, вкладывая в голос всю силу убеждения, на которую была способна, произнесла:

— Это не совсем так, командир! — и, увидев скептическую усмешку, продолжила:

— То есть, сейчас, в данный момент, скорее всего, ты прав! Но…

Баронесса держала классическую паузу и, когда ее собеседник нетерпеливо заерзал, закончила:

— … ты не прав!

Воин удивленно уставился на нее, открыв рот.

— Это я сейчас правильно услышал? — спросил он, захлопнув рот и демонстративно ковыряясь в ухе. — Я, скорее всего прав, но я не прав! Это у меня не звуковые галлюцинации?

И он уставился на нее, в ожидании ответа.

Баронесса усмехнулась и охотно пустилась в объяснения.

— Нет у тебя никаких звуковых галлюцинаций, командир. И в уши ты тоже ранен не был, насколько мне известно! Так что услышал ты все правильно, а вот подумать ты поленился! Почему-то ты видишь в баронстве только головную боль, а ведь это не так. Нет, головная боль, конечно будет, куда уж без проблем-то, но кроме этого будет и много новых возможностей!

— Например? — собеседник с веселой иронией посмотрел на нее.

— Ну, например, тебе будет намного легче дать образование твоим детям, — это раз! — баронесса загнула на руке один палец. — Тебе никто не будет приказывать, как и что делать, наоборот, теперь закон — это ты! — баронесса загнула второй палец. — Ну, и уровень жизни у тебя резко улучшится — это три! — третий палец баронессы загнулся в кулак. Это то, что я тебе, вот прямо сейчас, навскидку, могу сказать. Но это, как ты понимаешь, еще далеко не все преимущества.

— Верю! — усмехнулся ее собеседник. — А сколько при этом возникает головной боли? Ведь будучи бароном, мне придется заботиться не только о своей семье, но и о людях, населяющих мои земли. Разве нет? А отвечать за такое количество людей, это, я тебе скажу, еще то удовольствие!

— Ну, поверь мне, все не так мрачно, как ты себе придумываешь, это я тебе могу сказать со всей ответственностью!

— Ха! — тут же возразил ей собеседник. — Это у тебя, в твоем баронстве, где все благополучно и войн не было… не скажешь, сколько лет?!

— Да нисколько! Последние пятьдесят лет, к моему удивлению, мое баронство не воевало! Во всяком случае, на своей территории! — уточнила она, заметив, что воин уже открыл рот, чтобы что-то сказать.

— Вот! — он торжествующе вздел указательный палец. — Ты меня поняла! На территории твоего баронства давно не было войн, а по территории баронства, которое ты мне предлагаешь, скоро не будет шляться только ленивый! И сколько золота нужно будет потом в это баронство вбухать, чтобы нормализовать в нем жизнь?

— Ну, с золотом я тебе помогу… — пообещала ему баронесса.

— Да, дело даже и не в золоте, — досадливо махнул рукой воин, — хотя, конечно, и в нем тоже. Но сначала, мне нужно будет или поубивать, или повыгонять всех тех, кто будет шляться по баронству с оружием, грабить и убивать мирных жителей, а для этого мне нужны будут воины!

Баронесса возмущенно фыркнула.

— Ты хочешь сказать, что не знаешь, где взять воинов?! — ирония, казалось, так и сочится из нее.

— Да нет, — понимающе усмехнулся ее собеседник, — где взять бойцов, я знаю, только для этого золото нужно.

— Ну вот — победно улыбаясь, заметила баронесса, — круг замкнулся! Золотом начали — золотом и закончили! А с золотом я обещала тебе помочь! Что еще тебя не устраивает?! Тебе предлагают реализовать такую возможность! Такой шанс бывает даже не раз в жизни, а… ну, я не знаю… — баронесса прервалась, пытаясь прикинуть степень редкости этого события, но потом поняла всю нереальность своей затеи, сдалась и просто брякнула первое, что пришло на ум:

— … раз в сто жизней!

Ее собеседник усмехнулся и поправил:

— Гораздо реже, баронесса, гораздо реже! В принципе, я осознаю всю грандиозность твоего предложения и понимаю, что делаешь ты это для того, чтобы укрепить и обезопасить свое баронство…

Воин замолчал и выжидающе посмотрел на собеседницу, как бы предлагая ей закончить его фразу.

Та поняла его правильно и, кивнув, продолжила:

— … и при этом помочь хорошему человеку!

— Командир, — продолжила она после паузы, — я знаю, что ты адекватный, вполне здравомыслящий человек, у тебя семья, дети, и они тебя любят, я это прекрасно вижу! Во всяком случае, один член семьи тебя точно обожает, да и жена, я уверена, тебя очень любит! Так что, для меня ты был бы идеальным вариантом! Спокойный, семейный, уравновешенный сосед, с сильной дружиной, способный помочь защититься в случае нападения.

— А как не справлюсь? — вырвалось у воина, и баронесса победно улыбнулась. Она поняла, что тот уже согласен с ее предложением и осталось только обговорить все детали.

На самом деле, баронесса не врала ему, ее он вполне, как сосед, устраивал, даже можно сказать больше — она была бы рада такому соседу! Он не агрессивен, но при этом хорошо разбирается в военном деле! Он держит скорняжную мастерскую, то есть содержит себя сам, а семья живет в достатке, и это при том, что заказов у него не так уж и много. Значит, кто-то в семье разбирается в экономике, хотя бы на самом примитивном уровне. И еще, плюс ко всему, барон Юрис Смел охарактеризовал его, как честного, прямого, надежного и умного человека.

Поэтому баронесса верила, что у него получится поднять баронство. Ей очень нужен был такой сосед, чтобы хоть немного обезопасить свои границы. Командир был прав, когда говорил, что грядет непростое время! Что-то такое ощущалось в воздухе! Как перед грозой, когда небо темнеет и поднимается сильный