Целительница моей души

Читать “Целительница моей души”

4.57
Всего 102 страницы

Целительница моей души

ПРОЛОГ. ПОБЕГ

Десять лет назад

Я бежала по тускло освещённому коридору на пределе сил. Сердце колотилось как сумасшедшее, дыхание с хрипом вырывалось из груди, босые ноги болезненно бились о каменный пол. Горло сдавливали ручонки Ронтида, висящего на моей спине, словно обезьянка, руки оттягивала годовалая Авалина — и это при том, что прежде мне не приходилось поднимать ничего, тяжелее книги.

Рядом бежали другие дети, а за спиной слышались грохот, крики и взрывы — там гибли наши родные, отдавая свои жизни, чтобы у нас был шанс спастись. Поэтому я продолжала бежать, хотя хотелось упасть и умереть, и будь я одна — так бы и сделала. Но сейчас лишь от меня зависели жизни малышей. Несколько минут назад, вешая мне на шею амулет-активатор портала, его светлость, герцог Аравиуленский, мой прадед, так и сказал:

— С детьми должен пойти кто-то взрослый. Тот, кто сможет их сберечь. Я доверяю их тебе, Меллиндилана, оправдай моё доверие.

И я его оправдаю, хотя знаю, что выбрали именно меня вовсе не потому, что я такая ответственная и взрослая. Я вовсе не взрослая, мне всего пятнадцать, но там, где последним заслоном между нами и убийцами встали старики, женщины и подростки, где на счету каждый боец, я бесполезна. Я — целительница, и в бою от меня толка нет, поэтому я сейчас бегу по подземному переходу к порталу, пытаясь спастись вместе с малышами, хотя даже моя одиннадцатилетняя сестра Эйтина, огневик, осталась среди последних защитников нашей семьи.

Мне казалось, этот тоннель никогда не кончится. Я не бывала здесь прежде, лаборатория герцога была запретной территорией, он проводил в ней порой опасные эксперименты, поэтому специально устроил под землёй на приличном расстоянии от замка. И именно по этому тоннелю мы сейчас бежали, я и девять самых младших членов нашей семьи. Потому что, изобретённый герцогом межконтинентальный портал мог перенести лишь десять душ, не более.

Раньше он и этого не мог, но последние недели прадедушка пропадал в лаборатории днями и ночами, вливая в портал силы и пытаясь увеличить его мощность, чтобы спасти как можно больше тех, кто оказался в осаждённом поместье. Портал мог сработать лишь раз, второго шанса не было. Мы так надеялись, что у герцога получится, что мы спасёмся все. Но этой ночью меня разбудил прадедушка, вытащив из постели в одной ночной рубашке, надел на шею активатор и поручил спасти детей, потому что нашим врагам всё же удалось пробить защитный купол, удерживающий их последние две недели, и времени у нас не осталось вообще.

Впереди уже виднелась дверь в лабораторию, сейчас широко распахнутая, готовая принять нас в любой момент. Последний рывок — и мы в безопасности. И в этот миг я осознала, что взрывов и грохота за спиной больше нет, лишь топот множества тяжёлых сапог. А это значит, что наших защитников больше нет в живых. Мама, брат и сестрёнка, тёти и двоюродные сёстры, дедушки и бабушки — не осталось никого, они ушли вслед за отцом, старшими братьями, дядями и двоюродными братьями. И от нашей огромной семьи остались лишь мы, десятеро.

Кажется, у меня открылось второе дыхание. Следом за тройняшками — им бежать было легче, без груза, — я буквально ввалилась в лабораторию и застыла посредине пустого — без мебели, — пространства в центре комнаты, пол которой был расписан какими-то кругами, звёздами и прочими знаками, рядом с тройняшками и тележкой с каким-то вещами. В меня практически врезался Аринтул, самый младший из моих братьев, держащий на спине двухлетнюю малышку, и мы застыли, в тревоге глядя на дверной проём.

Перехватив Авалину одной рукой, я вцепилась в болтающийся у меня на шее активатор. Герцог заранее проинструктировал меня как с ним обращаться, на всякий случай, как он сказал. Портал заряжен и готов к эксплуатации, но чтобы произошёл перенос, в него должен попасть активатор, включая его своим появлением, а потом — ровно то количество душ, на которое он настроен, и не важно — взрослые это, младенцы или котята. Как только все окажутся в круге — перенос произойдёт автоматически, без каких-либо дополнительных действий.

Но чтобы перенестись до того, как портал заполнится, нужно нажать на центральный камень. Вот почему я стояла, застыв, с отчаянием глядя в темноту тоннеля — из ярко освещённой лаборатории в нём ничего не было видно, — готовая нажать на камень, если появится кто-то чужой. Я должна спасти доверенных мне малышей любой ценой, даже если эта цена — ещё две жизни. Но ждать я буду до последней секунды.

Двадцать семь ударов бешено колотящегося сердца — и из тоннеля показалась Веллита, прижимая к груди младшего брата, шатаясь, пробежала последние метры и буквально упала в круг у моих ног. В тот же миг вокруг нас поднялась радужная завеса, но я ещё успела увидеть мужчин в коричневом, врывающихся в лабораторию. Несколько секунд головокружения, когда из последних сил держишься на ногах, потому что падать просто некуда, и радужная стена опала. И я всё же опустилась на траву, которая теперь была у нас под ногами вместо каменных плит пола.

Ронтид разжал ручонки, сползая с моей спины, и дышать сразу стало легче. Я тоже разжала онемевшую руку, опуская на траву Авалину, и осмотрелась. Мы находились на опушке леса, стоящего стеной вдоль дороги, с другой стороны от неё было поле с какими-то зелёными растениями, и это не трава, что-то было посажено специально, но я в этом не разбиралась. Солнце стояло высоко, а ведь у нас дома была глубокая ночь. Мы и правда на другой стороне мира, нас здесь никогда не найдут, у герцога получилось!

Было тепло, и это радовало — мы все оказались здесь, в чем спали, даже ноги сунуть в туфли было некогда. И небо ясное, с лёгкими облачками, страшно представить, что было бы, лей здесь дождь.

Возле меня лежала Велитта, все ещё пытаясь отдышаться, но при этом продолжая крепко прижимать к себе братишку, который недовольно хныкал и пытался выползти из её объятий. Бедняжка, каково же ей пришлось. Это крестьянские дети с малолетства таскают младших братьев и сестёр на
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(