2 страница из 62
хватило для того, чтобы он нас отпустил. Лиля на мгновение опешила, но вовремя проснулась, когда я схватила ее за руку.

— Бежим, — крикнула ей на ухо и помчалась к выходу.

Бежали мы так быстро, что физрук точно был бы нами доволен. Нашим преимуществом было отсутствие каблуков. А я, черт возьми, еще не хотела их снимать. Не знаю гнался ли кто-нибудь за нами, но одно знаю точно — мы благополучно приземлили попы в мою машину, и я сразу же рванула с места, не оглядываясь по сторонам.

— Сказала бы сразу, не ломая комедию, могли бы этого избежать.

— Да, блин, знала бы, что встретится такой красавчик не возвращала бы свой браслет.

— Какой красавчик? Ты белены объелась? — перевожу взгляд на Лилю.

— Которого ты ударила в пах. Блин, отбила ему еще чего-нибудь важное. Как думаешь, он не запомнил наши лица? Все-таки платки и очки.

— Надеюсь не запомнил, равно как и номера моей машины никто не записал.

— Боже, ну какой красивый мужик. Как в кино. Какой взгляд. Какая харизма, мать моя женщина. Как бы его найти, — мечтательно произносит Лиля.

— Ты точно чокнутая. Он старый.

— Сама ты старая. Нет, блин, Юсупов твой с бородкой, как лобковый волос, лучше. Ну-ну.

— Хватит нести чушь.

Юсупов, увы, не мой. Но, надеюсь, это лишь вопрос времени. Терпение — залог успеха. Это лето точно станет переломным. Я чувствую. Время неумолимо бежит. По сути, еще шестой курс и все. Дальше ординатура. Если за летнюю практику и еще один год я не добьюсь его внимания, то это почти стопроцентное фиаско. В хирургию, как он, я уж точно идти не собираюсь, и тогда наши пути разойдутся окончательно. Ладно, без паники. Не просто же так я записалась с ним на одно отделение. Выгрызла себе место, хотя могла преспокойно отсиживать попу на халявных базах. Два дня. Всего каких-то два дня, и я снова увижу Егора. Надо купить новый медицинский костюм. А лучше халат, в нем будут видны мои прекрасные ноги. И туфли. Точно! Надо купить новую обувь.
* * *
Выходные прошли как в замедленной съемке. Кажется, я уже сделала все. Маникюр, педикюр, маски для всего, что только можно. Чулки, платье и новый халат уже красуются на видном месте. Сумку сложила. Будильник навела. И только одно напрягает — я голодна. Не просто голодна, а зверски. Да, два дня на кефире дают о себе знать урчащим желудком. И все же не выдержала, и спустилась из спальни на кухню. Открыла холодильник и… пригорюнилась, узрев там только овощи, зелень и яйца. Надо обязательно закупиться перед приездом родителей.

Поставила напоминание в телефоне и налила стакан холодной воды. Медленно отпиваю глоток, мысленно убеждая себя, что я не голодна, а всего лишь хочу пить.

— Да, я просто хочу пить.

Один, два, три, четыре, пять… да кого я обманываю?! Только один кусочек. Всего лишь один малюсенький кусочек и я буду парить на крыльях.

«Один маленький кусочек торта» — повторяю себе весь путь до магазина. Паркуюсь на стоянке и мчусь к витринам так, как будто на мне нет восьмисантиметровых каблуков. Народа в воскресенье, несмотря на поздний час, — до фига. Подхожу к заветной витрине и сердце начинает отбивать чечетку. Один! Один единственный мой родненький «Захер». Дожидается меня, лапочка. Кое-как поборов слюноотделение, потянула руку к витрине, как получила болезненный удар по бедру.

— Ой, девушка, извините, пожалуйста, — прижав руку к груди, извиняется женщина. Наверное, если бы не ее беременный живот, я бы не была столь милой в ответ.

— Ничего страшного, — улыбнувшись, произнесла я. Повернулась к витрине и тут… вся жизнь пронеслась перед моими глазами. Мой «Захер» медленно тянет к себе мужская рука. Глазные яблоки, я попрошу вас остаться в глазнице. Ну это ведь мой торт!

— Извините, я первая его взяла, — произнесла я тихим, совершенно несвойственным мне голосом. Самое удивительное, что мужчина толком не обратил на меня внимание, все, что он делал — это приглядывался к составу торта и держал свободной рукой мобильник у уха. От меня лишь небрежно отмахнулся.

— Нет, Вер, я не приду. Работы много. Сейчас еще нового больного подсунули. Тяжелого. Так что я возьму его сам. Меня не жди, — уверенно врет мужчина, переводя взгляд на подошедшую к нему расфуфыренную блондинку.

— Вера, он врет. Стоит в гипермаркете с силиконовой блондинкой и выбирает торт! Он не на работе! — кричу, что есть сил в трубку, потянувшись к мужику на носочках.

Кажется, мой крик возымел нужный эффект, мужик уставился на меня в шоке, незамедлительно положив трубку. Этим я и воспользовалась, фактически вырвав из его руки торт. А вот в момент, когда он скользнул по мне взглядом, что-то определенно произошло. И нет, это не искры взаимного притяжения между двумя людьми. Это… это… это мужик с похорон! Думала я недолго, по ощущениям секунды две. Резко развернулась и помчалась к выходу из магазина. Пришла я более-менее в себя, когда, выезжая со стоянки, зацепила рядом стоящую машину. Однако ни это, ни украденный торт не остановили меня от дальнейшего бегства.

Лишь только дома, сжирая третий кусок торта, я осознала, что натворила. За торт я обязательно завтра заплачу, если надо и штраф тоже. А вот, как искать поцарапанную машину и утихомирить свою совесть? Как же я могла так поступить?
* * *
Заснула я только под утро, аккурат перед будильником. Настроения наводить красоту — нет, равно как и вообще куда-то идти. Однако это не вопрос моих желаний, а обязанность. Кое-как оделась, накрасилась и, не позавтракав, села в машину. Поняла, что голова работает плохо, когда, взглянув в зеркало заднего вида, обнаружила незакрытые ворота. Пришлось вернуться и колдовать с пультом от ворот, которые никак не хотели закрываться. Кое-как справившись с этой задачей, снова села в авто и, пытаясь сконцентрироваться по максимуму, задала маршрут в больницу.

Ровно без пятнадцати девять я появилась на отделении в компании своего друга, по совместительству влюбленного в меня по самое не могу, — товарища Степу, ласково именуемого мной Степашкой. Юсупова я ждала как манну небесную. И таки дождалась. Плевать, что