2 страница из 86
мои старые треки зазвучать по-новому. Так что, если посчитать музыку, отданную мной сегодня скрипачке и добавить два трека, которые уже крутятся по радио, то в сумме вполне набирается на полновесный диск-гигант, и у девушки есть шанс записать свою пластинку.

Даже если с «Мелодией» не срастётся, в чём я лично сомневаюсь, то в любую филармонию Лину с подачи Николаева запросто возьмут. А почему бы и нет? К скрипке руководство страны относится благосклонно, репертуар у Лины будет от членов Союза Композиторов и вовсе необязательно, что только от меня. Думаю, что одно отделение в концерте ей запросто предложат.

Да, девушке придётся много репетировать и выстраивать свою программу, чтобы отличаться от академических музыкантов, но кто сказал, что путь к успеху легок. Жаль, что нет возможности показать ей видео, на которых те же самые Ванесса Мей и Линдсей Стирлинг своей подачей музыки на уши стадионы ставят — думаю, такой пример был бы неплохим стимулом.

Да уж, весело с театром получилось. Вон, даже генералу смешно. А мне каково было, когда я, согласившись сочинить и записать музыку для новой постановки, и даже успев сделать половину работы, узнал, что в Чебоксарах практически не существует театра кукол?

Нет, официально на данный момент Чувашский театр кукол вроде, как и есть, но у него нет родных стен, и он разделен на три актёрские группы. Вышло так, потому что бывшее здание театра попало в зону затопления Чебоксарским водохранилищем и на данный момент уже снесено. Вот и ютятся эти самые три группы в здании республиканской филармонии. Ну, как ютятся — работают на выездных спектаклях, а в здании филармонии проводят репетиции, а также создают новые и ремонтируют старые куклы.

Забегая вперёд отмечу, что новую прописку театр получит только в девяносто втором году после развала СССР и исчезновения КПСС. Что самое смешное — расположится Государственный Чувашский театр кукол в бывшем здании Университета марксизма-ленинизма, известного всем, как Дом политпросвещения.

Получается, что я повёлся на обещания якобы директора театра, а на самом деле Яков Львович оказался всего лишь руководителем одной из трёх актёрских групп. Зачем ему понадобился этот обман? Всё оказалось очень просто — государство не только выделяет театрам деньги, но и требует от них новых постановок. Кстати, нужно отдать должное лже-директору — за музыку к новому спектаклю мне заплатили, и очень даже неплохо. Так что зла я на Якова Львовича держу — впредь мне наука будет — нечего верить всем подряд на слово. Жаль, конечно, что с подработкой для Галины не сложилось, но думаю, что и для неё со временем найдётся что-нибудь интересное.

— Ну, Яков Львович. Ну, прохиндей. Предложить должность в несуществующем театре. Остап Бендер такому позавидовал бы. Кстати, даже если б в театре и была бы свободная вакансия музыкального руководителя, то директор не смог бы тебя на неё поставить. Подожди, не перебивай, — предупредительно осёк меня космонавт, строго погрозив мне пальцем, — Ты ведь понимаешь, что одного желания директора мало, тем более в государственном театре.

Эх, дорогой ты мой человек, если б ты только догадывался, из какого «прекрасного далёко» я сюда попал. Откуда мне знать, как здесь получают должности? Неужели покупаются, так же, как это порой происходит в моём мире? В таком случае, куда, кому и сколько занести, если мне приспичит вдруг заполучить тёплое местечко? Мне, конечно, не к спеху, но хотелось бы заранее посмотреть на прейскурант, если таковой имеется, чтобы ориентироваться в разбросе цен. Особенно меня интересует стоимость поста министра культуры республики. Естественно, это я так шучу, но в моём понимании, если человек уже является начальником, то и коллектив он набирает сам. То, что в подчинённых порой оказываются не те люди — это вопрос десятый, но на то и существует директор, чтобы создавать свою команду.

— И кто был бы против моей кандидатуры? — решил я узнать потенциальных противников своих будущих назначений.

— Беспартийный вчерашний водитель со средним образованием и несколькими классами музыкальной школы в кресле музыкального руководителя театра, — помотал головой Николаев, — Твою кандидатуру, как ты выразился, на первом же заседании горкома партии отклонили.

Кто бы мне политически неграмотному ещё объяснил, какое отношение имеет КПСС к театральной деятельности. Какое дело компартии до того, кто в театре кукол музыкальный руководитель? У Николаева спрашивать об этом как-то неудобно. Пришлось изображать понимающего человека.

— Ты ещё про студию звукозаписи упоминал, — продолжил Андриян Григорьевич, — Где её планировали организовать? Там же в здании филармонии, где сейчас труппа кукольного театра?

— Там же, — кивнул я в ответ, — В помещении красного уголка.

Генерал поставил локти на стол, положил подбородок на скрещенные пальцы рук и посмотрел на меня:

— Валера, а скажи откровенно: что для тебя важнее на данный момент? Должность в каком-нибудь театре или студия?

— Студия, — не задумываясь, ответил я, — Но в ней я хотел бы чувствовать себя хозяином.

На самом деле мне и предполагаемая студия никуда не упёрлась. Всё что угодно я дома и сам могу записать. Причём, в таком качестве, которое в этом мире еще не скоро появится. Мне нужен официальный статус, чтобы не возникали вопросы подобные тем, что появились у одного московского перекупа, когда он в своей машине включил мою запись.

— Ты и скрипки мог бы в такой студии записывать?

— Партию Лины, как и всю мою музыку для документального фильма на студии «Мосфильма» сразу же взяли в работу и ничего в треках не переделывали, хоть и было всё записано, можно сказать на коленке, — напомнил я, — Представляете, что можно творить в настоящей студии? Например, в том красном уголке, что мне показывали в филармонии, я при желании могу записать малый симфонический оркестр, а это как минимум двадцать шесть музыкантов.

— Ну, что ж, рад был встрече с земляком, — генерал глянул на часы, встал из-за стола и протянул мне руку, — Хоть сегодня и выходной, а дел полно. Сам понимаешь — служба. Ты надолго в столице?

— Завтра на «Мосфильм» заскочу, готовые записи отдам, и сразу домой, — пожал я ладонь космонавта.

Интересно, какое ему дело, сколько я в Москве пробуду? Настолько боится, что Лина обратно ко мне переметнётся? Вон даже её одну не отпустил на встречу со мной.