3 страница из 100
обе лопатки любого человекоподобного противника, а уж серия ударов могла произвести впечатление хоть на молодого дракона, хоть на легкую бронетехнику. — Мы ж, дык, ничё не теряем. А стыд он, стал быть, того… Глаза не выест.

— Святослав хоть и как всегда косноязычен, но полностью прав. Даже если мы вдруг сядем в лужу, то кого нам тут стесняться? Вокруг ведь все свои! — Толстяк с лысой как коленка головой и хитрым восточным прищуром обвел рукой округу… Которая как раз сейчас оказалась на удивление пустой. Только рядом с друзьями переминалась с ноги на ногу парочка часовых, с интересом разглядывающих трех волшебников, да метрах в пятидесяти от них сидел на скамеечке перед домом какой-то старый дед в грубой одежде из некрашеной шерсти, да подслеповато щурясь, несмотря на ясную солнечную погоду, стругал ножом заботливо разложенные рядом с собою тонкие прямые веточки, превращая их в древки для стрел. — Да и потом, что нам могут сделать эти твари? Покусать в порыве праведной ярости за разрушение их жилищ и убийство близких? Ой, прям боюсь-боюсь, дрожу и падаю! После тех монстров, с которыми мы сражались как вместе, так и по отдельности, это даже не смешно.

— Стефан, проблема не в том, что они чего-нибудь могут сделать нам. Проблема в том, что мы вряд ли чего-нибудь сумеем толком сделать с ними. Ну, разве только прибить штук десять-пятнадцать, но это по большому счету ничего не даст. — Педантично заметил Олег, шагая следом за своими друзьями. Втроем они представляли из себя силу, с которой нельзя было не считаться, ведь каждый одаренный четвертого ранга, также называемый истинным магом, примерно соответствовал по своему разрушительному потенциалу танку из его родного мира. Только одни легкому и примитивному, недалеко ушедшему от бронированного автомобиля с воткнутым в него пулеметом, а вторые неуязвимому многотонному монстру, способному раздавить все на своем пути и поразить с измеряемой километрами дистанции любую цель умным самонаводящимся снарядом из мощнейшего орудия, да вдобавок напичканному зоркими сенсорами и несущим на себе комплекс активной защиты. — Да, мы много раз сражались против вражеских солдат, ходячих трупов, големов, духов, демонов, вампиров, чудовищ, химер и боевых машин… Но ни разу никто из нас не выполнял боевых операций в стиле: «спустись в подвал, убей пять крыс».

— С подвалом, дык, он того, проблем бы, стал быть, не было, — прогудел Святослав, открывая двери огромного амбара, чье содержимое уже далеко не первый день страдало от действий грызунов, несмотря на все принятые меры. Слабые яды вредителями беспрепятственно сжирались, сильные по большей части игнорировались, от запущенных внутрь кошек и даже нескольких охотничьих собак раз за разом оставались лишь окровавленные клочья шерсти. А слабенькое волшебство, доступное сельским колдунам, не давало результата. Крысы, чьи далекие предки бегали еще по канализациям и подвалам как Гипербореи, так и Атлантиды, еще многие тысячи лет назад приспособились к попыткам сжить их со свету при помощи магии или хотя бы прогнать подальше. Две легендарные сверхдержавы прошлого успешно уничтожили себя и заодно чуть не прихватили в небытие и весь мир, а досаждавшие им хвостатые грызуны выжили и продолжили пробовать на зуб все, кажущееся им мало-мальски съедобным. Притом на один рубль убытков из-за действительно сожранного этими необычайно пронырливыми животными приходилась в двадцать раз больше надкусанных или обгаженных товаров. — Я бы, стал быть, весь воздух оттудова, дык, отсосал… И все! Крысюки б точно передохли, они же ж хоть ить и хитрованы известные, но… Это… От боевых чар, ну, не оборонятся.

— Вот только устроить абсолютный вакуум или хотя бы изрядный перепад давления, чтобы их изнутри разорвало, на такой площади не осилишь даже ты со своим воистину феноменальным сродством к воздуху. А если и осилишь, с опорой на нас и прочих магов вставших в круг, так после этого половину товаров, которые полгода собирали, выкинуть придется из-за повреждений полученных при декомпресии, — констатировал Олег, ступая по дощатому полу и разглядывая содержимое наиболее охраняемого амбара в радиусе как минимум сотни километров. В деревне построек подобного рода насчитывалось еще несколько штук, но там хранилось или зерно, или какие-нибудь корнеплоды вроде редьки… Здесь же своего часа дожидались те дары природы, с которыми обитателями затерянного среди сибирских лесов поселения пришлось изрядно повоевать, выясняя кто из них больше достоин места на вершине пищевой цепи. На веревках с высокого потолка свисали связи костей, когтей, рогов, челюстей, жвал, жал и хитиновых пластин. В бочках с мутным солевым раствором в качестве консерванта плавали сердца, печенки, ядовитые железы и прочая требуха. На стенах были растянуты при помощи деревянных колышков пушистые шуры и чешуйчатые кожи, а в запечатанных воском кувшинах под ними плескалась сцеженная кровь с добавками, препятствующими её свертыванию. Части тел наиболее ценных сибирских монстров сначала упаковывали в герметичные стеклянные сосуды, а уже потом укладывали в ящики с древесной стружкой.

— Ты глянь, курвы какие! Совсем обнаглели! — Пухлая рука Стефана дернулась с такой скоростью, что словно размылась в пространстве, срывая с висящей у самого входа связки загнутый коготь какой-то твари длинной сантиметров в десять. А после этот костяной кинжал, что еще относительно недавно красовался на лапе одного из населяющих сибирские леса чудовищ, со свистом прорезал воздух, будучи направленным в сторону потолочных балок. Впрочем, практически сразу же он упал обратно… Окровавленным и с нанизанным на его кончик дрожащим куском дерева, имеющим характерный окрас и текстуру. И машинально перешедший на магическое зрение Олег был бы готов поклясться, что это обычный обломок доски или большая щепка, если бы тот сохранял неподвижность. Спустя секунды две-три, маскировка спала с умирающей крысы, что слабо дергала лапками и длинным лишенным шерсти хвостом, пытаясь из последних сил издать предсмертный писк пробитой грудью. — Людей вообще не боятся! Привыкли видно, что способность сливаться по цвету с любым мусором делает их невидимыми!

— Я думал, они будут больше, — хмыкнул Олег, телекинезом поднимая убитое животное в воздух на уровень глаз и разглядывая его со всех сторон. Покрытое серым мехом вытянутое тельце от знакомых ему по родному миру крыс отличалось, но не сказать, чтобы очень уж сильно. Лапки были чуть длиннее обычного, да пальцы на них тоже казались слишком уж сильно развитыми. Конечно не как у обезьян, но подобные конечности явно предназначались не только для бега, но и для совершения ими каких-нибудь сложных работ. Однако в целом дохлый грызун, чье тело по размерам едва-едва превосходило
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(