Прометей: каменный век

Читать “Прометей: каменный век”

2.8

Прометей: каменный век

Пролог

Каменный век — археологический термин, обозначающий обширный период человеческого развития, предшествующего эпохе металлов.

Каменные орудия изготавливались из различных видов камня. Так, кремень и известняковые сланцы использовались в качестве режущих инструментов и оружия, а из базальта и песчаника изготовлялись рабочие инструменты, например, камни для ручных мельниц. Также получили широкое использование древесина, кости, скорлупа, олений рог.

В данном периоде широкое использование технологий впервые значительно повлияло на человеческую эволюцию. Ареал человека расширился от саванн Восточной Африки до всех уголков остального мира. В конце каменного века произошло одомашнивание некоторых диких животных и началась выплавка медной руды для производства металла. Каменный век относится к доисторическому периоду человеческого развития, так как в это время человечество ещё не научилось писать.

Однако в различных регионах земного шара человечество развивалось неравномерно. Каменные орудия в некоторых культурах широко использовались даже в эпоху металлов. Временной период начала и завершения каменного века также является спорным.

В совершенно различных уголках нашей планеты возникали древнейшие цивилизации: шумерская, египетская, индская и прочие. Как могли возникнуть довольно высокоразвитые цивилизации тогда когда основная масса человечества не знала металлов и каннибализм был распространенным явлением. Что послужило толчком для возникновения таких цивилизаций, какие прото — цивилизации возникали в период каменного века. И почему правильно выражение «все это уже было и повторится вновь»?

Кто был тот мифический Прометей о котором есть легенды среди различных народов мира, проживающих на разных континентах? Кем стали дети Прометея и какой след они оставили в истории человечества. Сможем ли мы узнать когда-нибудь не знаю, но мы попытаемся понять, как именно развивались наши предки и почему древние легенды не лишены смысла….


Глава 1. Пропавшие пирамиды

— Михаил, посмотри! Ты такое видел? — позвал я напарника, удивленный картиной, представшей перед моими глазами, рассматривая из купола МКС звездную карту космоса.

Станция в этот момент пролетала на обратной от солнца стороне Земли, внизу ярким огнем горели светлячки городов, сливаясь в мерцающие пятна.

— Что там такое? — Михаил оттолкнулся от переборки жилого модуля «Tranquility», подплывая ко мне.

Я притормозил его рукой, помогая пристанциться — в условиях невесомости всегда приходилось страховать друг друга. Я указал направление: прямо по курсу движения станции в космосе по орбите Земли было непонятное свечение, ограниченное по периметру темным барьером.

— Космическая радиация столкнулась с мусором на орбите, — высказал свое мнение Михаил после минутного молчания.

— Почему тогда мы не видим звезд в области этого свечения? Про радиацию и мусор я сам думал, но мусор тоже летит со скоростью, идентичной нашей, а здесь все стационарно, мы приближаемся к этому свечению, — не согласился я с предположением коллеги.

— Это радиация и мусор дают оптические иллюзии. Я лучше в этом разбираюсь, — категорично отрезал Михаил.

Я не стал с ним спорить, он уже второй раз на Станции, есть опыт работы в открытом космосе, я же — новичок, увлекшийся на последнем курсе медицинского института космической медициной и благодаря высокой протекции попавший в Плесецк. Благодаря той же протекции я оказался самым молодым космонавтом в истории освоения космоса, попавшим на МКС: двадцать восемь мне исполнялось через неделю. Михаил же был из старожилов: немногие в его возрасте дважды побывали на МКС, в том числе руководителями миссии.

Я оттолкнулся и поплыл по воздуху, хватаясь за петли в модуле, чтобы доложить в ЦУП.

— Ты куда? — остановил меня вопрос Михаила.

— Свяжусь с Землей, запрошу инструкции, доложу о свечении.

— Ты медик?

Вопрос был риторический, не дожидаясь моего ответа, Михаил продолжил:

— Вот и занимайся своими прямыми обязанностями, снимай показания, проводи тесты. Когда связываться с ЦУПом решать мне, тем более мы сейчас в зоне неустойчивой связи.

Пожав плечами я вернулся к иллюминатору, если старший по миссии отдает прямое указание, моя обязанность следовать им, если только жизни не угрожает прямая опасность.

Область свечения по мере нашего приближения становилась больше. Еще пять минут назад она была размером с бильярдный стол, сейчас свечение было размером с футбольное поле. При нашей скорости мы войдем с ним в соприкосновение через две минуты. Мы с интересом наблюдали за приближавшимся свечением, похожим на полярное сияние. Я заметил, как вспотел мой напарник, несмотря на систему терморегуляции в модуле. Вцепившись в ручку на стенке комплекса, мы через иллюминаторы купола с замиранием сердца дождались момента, когда курс МКС пересек странное свечение: абсолютно ничего не произошло, в этот момент станция закончила виток вокруг Земли и яркие лучи солнца приветствовали нас, скользя по иллюминаторам и освещая наши лица.

Михаил вернулся в жилой модуль, мне же предстояло снять показания с лабораторного модуля «Destiny», чтобы отослать на мыс Канаверал. Соглашение российско-американского сотрудничества в области космоса продолжало действовать, несмотря на политические разногласия. Путь в Дестини лежал через узловой модуль Юнити — две промежуточные фермы для хранения негерметичных грузов. Это в фантастических фильмах герои топают по своему кораблю, словно на прогулке по набережной. В действительности приходилось плыть по воздуху, хватаясь за специальные ручки на боковых панелях модулей и ферм. Если слишком сильно оттолкнешься, пролетишь мимо отсека, чтобы этого не случилось, везде есть специальные ручки и петли.

Сняв показатели, тем же путем возвращаюсь назад. Теперь все данные надо вбить в компьютер и отослать в Хьюстон. Никакой романтики, целый день снимаешь показания приборов, отмечаешь звездную карту космоса и читаешь. Читал я много, рядом — спутники, интернет скоростной. В последнее время увлекался больше постапокалиптикой, попаданством. Правда «попаданцы» в книгах были мастера на все руки: помнили наизусть все технологии раннего Средневековья, становились графами и князьями и, конечно, все местные девки были от них без ума. Особенно умиляло, как далекие от геологии главные герои находили железную руду, осваивали плавку металла и ковку ножей, сабель и иных инструментов.

Михаил дважды выходил в открытый космос: один раз работал с манипулятором «Kibo» снаружи одноимённого герметичного отсека, второй раз — чтобы настроить солнечные панели модуля «Заря». Когда я снова вернулся в
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(