2 страница из 85
и за столетия свой жизни убил многие десятки полубогов, Лордов и Герцогов. От его руки пало даже несколько богов.

— Хмм… если это так, как такое оружие могло сломаться? Я думал, подобные клинки неразрушимы.

Гальвейн покачал головой.

— Видимо клинок просто столкнулся с чем-то ещё более могущественным… Если верить тому, что написано в моих книгах, Барух будучи младшим божеством имел при этом большие амбиции и несдержанный нрав. Один смертный правитель имел глупость его разгневать, и Барух явился, чтобы лично покарать этого наглеца. Заодно убил тысячи невинных жителей. Светлые пытались остановить его малой кровью, но посланные ими полубоги вскоре были разрублены на части, свирепым божеством. И тогда туда явился Великий Страж. Воинственное тёмное божество этой встречи не пережило. Душа тоже была уничтожена, а могучее оружие затерялось в веках… И вот теперь мы с вами знаем, что Клинок Разрушения, не просто утерян, а был именно разрушен. И, по крайней мере, рукоятка попала в руки баатезу. Возможно и другие части тоже.

— Хм, а если мне удалось бы собрать и остальные части, вы смогли бы восстановить его?

Гальвейн засмеялся.

— Вы меня переоцениваете милорд. Восстановить целостность даже менее могущественного оружия, и то невероятно сложно. А работа с подобной мощью, мне практически недоступна. Даже полубог вряд ли взялся бы за такое… Да и не забывайте, что большая часть божественной силы уже улетучилась.

— И что бы вы посоветовали с ним сделать?

Он пожал плечами.

— Предмет имеет высокую историческую ценность и с радостью будет куплен коллекционерами. Но при этом рукоять, как и часть Моргенштерна Валиода, оказывает сильное влияние на ауру. Если вы вживите её в свою первооснову, то сделаете свой облик более могучим.

— А как же маячок?

Мастер улыбнулся.

— О, об этом можете не волноваться. Никому не под силу вплавить чары слежки в столь могучий предмет. И то, что наложено тут, просто небольшие заплатки. Я вполне способен их убрать. Нужно лишь активировать силу предметов, и их собственная аура выжжет всё лишнее. Пожалуй, я смогу сделать это даже тут, в своей малой лаборатории. Это не столь опасно и займёт не очень много времени.

— А сделать привязку к кольцу или амулету вы сможете?

— К сожалению нет, не в этих условиях. Для этого понадобится вернуться в мою основную кузницу, и работа будет непростая.

Я кивнул.

— Тогда не будем с этим торопиться, а вот маячки, пожалуйста, уберите прямо сейчас. Не хочу таскать с собой бомбу замедленного действия.

— Простите, таскать что?

Я улыбнулся.

— Это просто такое выражение. Имеется в виду, таскать с собой бочонок с алхимической смесью.

Гальвейн рассмеялся.

— Понятно, забавное слово.

Он поднялся из-за стола и, призвав свой сундук Леомунда, осторожно сложил в него оба предмета. После этого посмотрел на меня.

— Можете подождать тут либо пройти со мной в лабораторию. Думаю, это займёт некоторое время.

Уже через час, я в облике камбиона в приподнятом настроении шагал по Алее Безумцев, в сторону Района Трущоб. Гальвейн сегодня смог порадовать меня. Во-первых, приятно было узнать, что добытые в бою предметы имеют такую ценность, и запросто могут быть обменяны на артефакты с большим количеством божественности. Но, конечно, обменивать их я не собирался. Нет, эти предметы я планировал оставить себе и в ближайшем будущем впаять в новую кирасу, где-нибудь в районе спины. По мнению артефактора, это возможно сделает мои щупальца в два раза разрушительнее, а также позволит им удлиняться ещё больше.

Во-вторых, Гальвейн убрал маячки с обоих предметов, и теперь мне не терпелось поскорее поэкспериментировать с ними на тренировке.

В-третьих, мастер уже приступил к подготовке для создания кирасы и юбки. И уже через пару недель можно будет браться за их изготовление. Замеры со всех трёх артефактов тоже были сняты, а предметы уже добавлены в чертежи. Когда новые элементы будут закончены, эти артефакты сольются с ними воедино, что не только усилит свойства доспехов, но и позволит привязать могучие предметы к подпространству.

Ещё одним приятным бонусом было то, что артефактор попросил за свою работу невероятно мало, словно его просили изготовить обычное кольцо с одной единицей божественности. Объяснялось это тем, что Гальвейн получал от моих заказов куда больше чем просто драгоценные камни. Во время работы с такими сложными заказами, душа и аура мастера постоянно менялись, становясь сильнее раз за разом. И если я и дальше буду приходить к нему с подобными заказами, то довольно быстро Гальвейн может выйти за пределы обычных архимагов. Стать настоящим эпическим волшебником. Так что даже эти деньги уйдут не на оплату его трудов, а на закупку необходимых ингредиентов. Меня эта ситуация тоже устраивала. Получалось сэкономить, а заодно сделать своего ценного союзника значительно сильнее.

Проходя мимо Четвёртого Круга, я задумался стоит ли мне туда заходить. Всё же я очень давно не видел своих друзей, и расстались мы на довольно странной ноте. Они явно поняли, что я теперь далеко не обычный демон и многое скрываю от них. Скорее всего, между нами возникла стена. Но… с другой стороны, зачем что-то гадать? Я давно не был в Сантиле, и неужели не могу выпить стаканчик бааторского виски в спокойной обстановке?

В общем, я изменил свою внешность на человеческую, после чего сошёл с дороги и направился прямиком к бару. Открыл дверь и вошёл в помещение. Время уже было позднее и тут было полно народу.

Слегка оттеснив рукой пьяного камбиона у входа, двинулся к центру помещения, в поисках свободного столика. Но таких, похоже, тут уже не было. А вот мистер Коннелли тут был, и сразу меня заметил. Этот хаматулас находился в своём постоянном облике безобидного простачка. Сидел напротив нескольких демонов, играл в кости, покуривая трубку. Но как только меня заметил, сразу поднялся и направился навстречу. Подойдя ближе, слегка поклонился.

— Добро пожаловать в Четвёртый Круг господин Нахаб. Прошу вас следуйте за мной, восьмой столик, сейчас как раз освободится.

Я ответил ему уважительным кивком, и направился вслед за демоном, который подошёл к столу, за которым сидело пятеро тифлингов, и вежливо попросил тех освободить столик. Но компания была изрядно поддатая, и один из них ответил ему в довольно неуважительной манере. Реакция последовала немедленно. Резко удлинившейся рукой Коннелли схватил тифлинга за горло и, подняв над столом, швырнул недодемона к выходу. А когда его растерявшиеся дружки схватились за оружие, слегка изменил своё лицо. Голова увеличилась в два раза, из раскрытой зубастой пасти раздался жуткий рык. Этого зрелища тифлингам с лихвой хватило, они повскакивали из-за стола и, обходя демона по кругу, помчались к выходу. Подняли своего лежащего
Подпишитесь на наш канал в TELEGRAM.
Новинки, подборки, цитаты, лучшие книги...
Подписаться
Возможно позже(