Антидемон. Книга 14
Серж Винтеркей
Ну а затем его ждёт Храм хозяина судьбы… Из которого не возвращается каждый второй.

Читать «Игра без правил»

0
пока нет оценок

Семён Афанасьев, Влад Тепеш

Игра без правил

Глава 1

Она появилась из-за кустов бесшумно, словно охотящаяся кошка. Подтянутая брюнетка лет сорока, в отличной форме, но с несколько неприятным лицом, на котором будто оставила свой отпечаток порочность ее души. Эллен Сикорски, типичная «черная вдова», мошенница и убийца, получившая три пожизненных срока и два смертных приговора.

Самое неприятное, что у нее пистолет, а я оружием обзавестись не сумел, и она это сразу поняла.

- Так, так, так, кто тут у нас? – проворковала она голосом, не предвещавшим ничего хорошего. – Малыш, подвернувший ножку? Какая жалость…

- Да уж, меня не предупредили, что посадка будет настолько жесткой, - ответил я. - Слушай, Эллен, убив меня, ты не получишь никаких очков вообще. Ты – опытная уголовница и вооруженный игрок с хоть каким-то рейтингом, а я – безоружный паренек с вывихнутой ногой. Рискуешь потерять даже тех немногих зрителей, что у тебя есть.

- О, так я все-таки хоть немного, да известна? – держа меня на мушке, она подошла ближе и забрала мой рюкзак, я остался сидеть у валуна неподвижно.

- Боюсь, что нет. Я просто знаю поименно и в лицо всех игроков, которые еще живы. Видишь ли, твой стиль – ошиваться по периферии и охотиться на новичков – позволил тебе выживать несколько месяцев, но ты не набрала ни рейтинга, ни популярности. Когда меня упекли за решетку, у тебя было всего шестнадцать очков. Прошло три месяца – сколько у тебя сейчас?

- Восемнадцать, - призналась она. – Только, видишь ли, в долговременной перспективе моя стратегия может дать какие-то плоды, когда основная масса игроков перебьет друг друга и у меня появятся шансы.

Я хмыкнул:

- А, то есть, про «корсаров» и «апачей» ты не в курсах, да?

- О чем ты?

- Две банды образовались в центральной части острова, и общая интенсивность игры слегка того… снизилась. Более того, игроки все время новые прибывают. Твои шансы остаться последней выжившей – нулевые.

- Эх-х, - вздохнула Сикорски, села на камень в полутора метрах от меня и подтянула к себе мой рюкзак. – Надо накопить очков на телевизор, чтобы быть в курсе событий… А как ты их накопишь, если за таких, как ты очков не дают?

- Вот и я о том же. Тебе совершенно необязательно меня убивать.

Она хихикнула:

- Оставлять тебя в живых – тоже довольно глупо. Ты же можешь ночью на меня напасть, к примеру… Впрочем, ты можешь попытаться убедить меня не убивать тебя, пока я посмотрю твои пожитки…

Кажется, происходящее ей определенно нравится. Я медленно, не совершая резких движений, достал из нагрудного кармана шоколадный батончик.

- Хочешь «сникерс»?

- Боюсь, маловато будет за твою жизнь, - снова улыбнулась она. – Впрочем, давай сюда. Пока я ем, у тебя есть время подумать.

- Ага. Только ты ешь помедленнее, смакуй. Возможно, это последний «сникерс» в твоей жизни.

Она содрала обертку и вонзила в шоколад зубы.

- Слушай, ты знаешь, что такое «рука мертвеца»? – спросил я.

- Две черные восьмерки и два черных туза, - ответила она, не прекращая жевать.

- Чего-чего? – удивился я. – Какие еще тузы?

- Именно эти карты держал в руках «гроза Дикого Запада» Билл Хикок, когда был застрелен. А ты что-то другое имел в виду?

Я кивнул:

- Да. На сленге военных «рука мертвеца» - это средство нанести ответный удар по противнику даже после своей смерти. Например, русская автоматическая система ответного ядерного удара – классическая «рука мертвеца».

- Не знала, - сказала Сикорски. – Но от «сникерса» осталась половина. Быстро заканчивается – аж плакать хочется…

- И не говори. Слушай, достань мою аптечку, пожалуйста. Тем есть кое-что очень полезное. В боковом кармашке рюкзака.

Не спуская с меня черного дула, она полезла в кармашек и вынула аптечку.

- Теперь открой. Видишь три разные ампулы с соскобленной маркировкой?

- Что это?

- «Волчий» наркотик. Все три – разные.

- Волчий – это как?

- Попавший в капкан волк отгрызает себе лапу. С этим наркотиком ты можешь отрезать себе руку и не почувствовать боли. В каждой ампуле безопасная доза, но любые две – стопроцентная смерть от передозировки…

- Я таким не балуюсь, но учту, - она отправила в рот последний кусочек батончика. – Ну что, придумал причину?

Я улыбнулся:

- Да, придумал. Видишь ли, «сникерс» в нагрудном карманчике – это и есть моя «рука мертвеца». Расчет на то, что убивший меня обязательно его найдет и съест… вместе с нейротоксином, который я ввел в него с помощью шприца.

С ее лица враз сошла улыбка.

- Блеф!

- На обертке ты можешь найти дырочку от иглы.

- Я ничего не чувствую, ты блефуешь.

- Ты и не должна. Это нейротоксин, который медленно убивает твой мозг, а в мозгу нет болевых рецепторов. Если тебе повезет – ты останешься калекой-идиоткой и даже не поймешь, что с тобой что-то не так.

- Ах ты ж мелкий ублюдок! Знаешь, я хотела убить тебя быстро, но теперь…

Я остался спокоен.

- Спасение есть. Один из препаратов является антидотом к нейротоксину. Но только один, понимаешь? Принять два нельзя. Ошибешься – конец. Кстати, для того-то я и соскоблил маркировку с ампул. Твои шансы – три к одному.

Она уперла в меня недобрый взгляд.

- Ты скажешь мне, какая ампула.

- Конечно. После того, как ты отдашь мне пистолет.

- Ты меня совсем идиоткой считаешь?

- Пока еще нет, но скоро ты ею станешь. У тебя нет выхода. Либо рискнуть и отдаться на мою милость либо рискнуть и принять наркотик наобум.

Над нами завис с негромким жужжанием дрон с видеокамерой, чтобы снять все крупным планом.

Я улыбнулся:

- Решайся. Если отдашь мне пистолет – я скажу верную ампулу. А потом, когда ты оклемаешься от дозы, дам возможность убедить меня сохранить тебе жизнь. Тик-так, тик-так. Через пару минут начнутся необратимые изменения в твоем мозгу.

Это был очень рискованный момент. С одной стороны, она могла бы убить меня, предпочтя один шанс из трех, и тогда либо ничья, либо выигрыш с вероятностью в тридцать три и три в периоде. С другой стороны – некий непредсказуемый шанс остаться в живых, возможно, большой, а возможно – маленький.

Что она выберет в итоге?

Люди не любят маленькие шансы, мой расчет был именно на это. Некий неизвестный шанс, согласно закону распределения Гаусса, с наибольшей вероятностью будет в районе пятидесяти процентов, что ощутимо больше тридцати трех, подобные задачки человек решает на уровне подсознания, не всегда отдавая себе отчет в своих решениях. Моя игра могла закончиться, толком не начавшись, но Эллен Сикорски, хладнокровно травившая своих мужей ради наследства, оказалась все

Тема
Добавить цитату