Ривердейл. Прочь из города

Читать “Ривердейл. Прочь из города”

0

Микол Остоу

Ривердейл. Прочь из города

© 2019 Archie Comics Publications, Inc.

All Rights Reserved. Riverdale and Archie Comics are trademarks and/or registered trademarks of Archie Comics in the U.S. and/or other countries.

Russian-language edition published by ROSMAN LLC, by arrangement with Scholastic Inc., 557 Broadway, New York, NY 10012, USA.


Часть первая

Вечеринка

Пролог
ДЖАГХЕД
Лето. Стоит произнести это слово, и перед глазами сама собой возникает вереница расслабляющих картин. Долгие вечера, закаты, уходящие за горизонт, светлячки, пляшущие в воздухе, будто искры огненных вертушек на празднике Четвертого июля. Сидишь себе на веранде, никуда не спеша, в кресле-качалке с рожком мороженого, и зависаешь в поисках равновесия между двумя противоположными стремлениями: то ли растянуть удовольствие, то ли проглотить поскорее, пока под жарким солнцем мороженое не превратилось в липко-сладкую жижу.

Лето – это когда никуда не торопишься, прихлопываешь комаров да плещешься в реке Свитуотер, не включаешь будильник и теряешь счет времени. Живешь в каком-то заторможенном счастье, когда исчезают любые намеки на чувство ответственности, когда есть только ты, твои лучшие друзья да чувство, что ты сам и все, что ты делаешь, стало эфемерным, туманным и… только твоим.

В Ривердейле лето принадлежит нам.

Так нам казалось. Пока не настало это лето. Пока Арчи Эндрюса не обвинили в убийстве. Это лето, последнее перед своим выпускным годом, он провел под следствием. А нам пришлось всерьез задуматься о том, что арест Арчи – это только начало и впереди нас ждут события куда более страшные.

Кэссиди Буллок. Его смерть нас не очень-то огорчила. Он со своими громилами сильно попортил нам кровь, когда мы в выходные гостили у Вероники на Шэдоу-Лейк. И вероятно, натворил бы еще больше, если бы Вероника вовремя не нажала на тревожную кнопку.

Поэтому мы по нему не горевали. Вероятнее всего, его прикончил Андре, телохранитель семейства Лоджей. А вот о чем мы и впрямь горевали, так это о том, что Хайрэм Лодж, отец Вероники, обвинил в убийстве Арчи. И обвинение до сих пор не было снято.

Бесконечное лето. Летняя любовь. Как сказал поэт Уоллес Стивенс, «ночь летняя была оправой правды»[1]. Но для Арчи, Вероники, Бетти и меня до правды было очень, очень далеко. Лишь безжалостная реальность.

Для Арчи эта реальность означала, что он снова и снова повторял свои показания, пока не выучил их наизусть. Изучал, словно пресловутым частым гребнем прочесывал, дело, которое выстроил против него Хайрэм Лодж. Помогала ему мама, Мэри Эндрюс, самая преданная защитница, о какой только может мечтать подросток, обвиняемый в убийстве.

Вторым номером в группе поддержки была Бетти Купер, как всегда, практичная и решительная. Прошлым летом эта неунывающая девчонка оттачивала журналистское мастерство в Лос-Анджелесе, на стажировке в редакции модного интернет-портала. А теперь пустила в ход свои детективные таланты, чтобы доказать невиновность давнего друга. И это после того, как она узнала, что ее отец – серийный убийца, известный в Ривердейле под прозвищем Черный Шлем.

Наша новая соседка Вероника Лодж, не успевшая толком освоиться в Ривердейле, отказалась от немаленького наследства – и сомнительных уз, которые оно подразумевало. Принцесса, некогда блиставшая в Нью-Йорке на Парк-авеню, отвергла родительское имя и благосостояние, с ним связанное. И, отдавая все силы попыткам утвердиться в качестве новой владелицы «Чоклит-Шоп», закусочной, где когда-то правил Поуп, в придачу схлестнулась не на жизнь, а на смерть с дражайшим папочкой. И что же стояло на кону?

Свобода Арчи Эндрюса. А то и его жизнь.

Я же занял место отца во главе банды Змеев и, привыкая к новой роли, старался воспитать в себе ту же преданность семье. Я, конечно, беспокоился об Арчи, точнее, чертовски боялся за него, хоть и старался не вешать носа. Это, мягко говоря, давалось нелегко. Но на моих плечах была банда – они ждали, что я им скажу и куда поведу. Ради меня Змеи были готовы на все – и ради Эндрюсов тоже, особенно после того, как те не дали нам погибнуть, когда Хайрэм Лодж выгнал всех, кто волею злой судьбы обитал в Саутсайде. Когда отец отошел от дел, настал мой черед показать Змеям, что я достоин их доверия.

Но беда в том, что сам-то я в это не верил.

Когда убили Джейсона Блоссома, городок Ривердейл потерял что-то глубинное, невыразимое. Много десятков лет наш крошечный мирок сиял здоровым, розовощеким очарованием, свойственным только маленьким городам. Никому не приходило в голову копнуть поглубже, посмотреть, что скрывается за идиллической картинкой в стиле Нормана Роквелла. Никто не хотел… Даже те, кто знал. Слишком хорошо знал мрачные тайны города, его гнилую, черную суть.

Джейсон Блоссом. Черный Шлем. А теперь еще и Арчи Эндрюс, золотой мальчик нашего городка, обвиняется в убийстве и корчится в железных тисках матерого гангстера. Рискует лишиться всего лишь за то, что однажды перешел дорогу не тому, кому надо.

Лето, липкое и безжалостное, тянулось, опутывая нас четверых хитроумной паутиной. Жаркие дни, по-летнему бесконечные и вязкие, как патока, дышали опасностью и угрозой.

Близился День труда. Обычно ребятам не хочется возвращаться в школу: уроки, домашние задания, подъемы чуть свет…

Но нам было не до того. Мы бы все на свете отдали, чтобы снова окунуться в эту простую суету, а вместо этого наблюдали, как ускользает от нас последний шанс Арчи, его последняя надежда на свободу, на победу над Хайрэмом Лоджем в его же собственной игре.

И если не мы, то кто же спасет Арчи от темных ужасов, таящихся в сердце Ривердейла?


Глава первая

Реджи:

Бро, у меня сегодня вечеринка.

Арчи:

Прости, старик, мне сейчас не до праздников.

Реджи:

Вас понял. Но у меня предки уехали, а у тебя ведь суд только на следующей неделе, да?

Арчи:

Не напоминай.

Реджи:

А что тебе еще делать? Твоя мама наверняка все уладила. Развлекись немного, не помешает.

Арчи:

Не хочу оставлять маму одну, когда она так бьется за меня.

Реджи:

Она же мама. Спорим, она будет рада, если ты на один вечер станешь нормальным парнем, а не обвиняемым в убийстве.

Реджи:

Я что, не прав?

Арчи:

. .

Реджи:

Соберу остальных «Бульдогов». Потом напишу Веронике. Спорим, между ней и мамочкой ты выберешь ее?

Реджи:

Всего на один вечер. А потом снова можешь становиться ходячим мертвецом.

Арчи:

Ну спасибо.

Реджи:

Шучу, шучу. Тебе надо встряхнуться. Выкинуть это из головы. Хотя бы на один вечер.

Арчи:

Постараюсь. Легко сказать.

Реджи:

Так всегда и бывает!
* * *
Вероника:

Арчи, тут Реджи интересную вещь написал…

Арчи:

Ронни, ты прелесть, но ты уверена, что мне это надо? Будь я даже в настроении… Надо работать. Над моим делом. Мне, по крайней мере. Мама бы точно работала.

Вероника:

От работы кони дохнут. Помнишь своего короля в стиле Кубрика?

Арчи:

Это не из мюзикла «Кэрри»? Не читал.

Вероника:

Ладно, проехали. Но все равно тебе надо развеяться.

Арчи:

Хочешь